07.08.2018 | Forbes
На здоровье. Есть у санации начало, будет ли санациям конец?
В совокупности на санацию проблемных банков по новому механизму оздоровления было потрачено 2,62 трлн рублей. Можно ли спрогнозировать, какие затраты на оздоровления банков еще предстоят и когда этот процесс завершится?
Фонд консолидации банковского сектора (ФКБС) заработал с июля 2017 года. С тех пор в него были переданы банки «Открытие», Бинбанк, Промсвязьбанк, «Советский», «Траст», Рост Банк, а также Азиатско-Тихоокеанский Банк. По информации Центробанка, на эти проблемные банки было потрачено 2,62 трлн рублей.

Эта сумма состоит из двух принципиально разных блоков или траншей. Часть денег была выдана регулятором этим проблемным банкам для поддержания ликвидности, то есть для того, чтобы банки продолжали текущую операционную деятельность. Эти деньги, как правило, предоставляются под небольшой процент не более 0,5% годовых и на большой срок. Часть денег санируемые банки уже успели вернуть. Например, отчитался об этом Бинбанк. Ввиду дешевизны кредита от ЦБ и с учетом всех оздоровительных мероприятий, скорее всего, сделать это будет несложно.

Более того, выяснилось, что оказанная проблемным банкам финансовая поддержка была даже больше, чем требовалось. У «Открытия», Бинбанка и Промсвязьбанка образовалась избыточная ликвидность, которую они разместили на депозитах в ЦБ. По состоянию на 1 июля «ФК Открытие» разместил депозит на сумму 96 млрд рублей, Бинбанк — на 447 млрд рублей, Промсвязьбанк — на 165 млрд рублей.

Но вот вторая часть финансовой помощи значительно хуже поддается анализу, поскольку состоит из сумм, выделенных на компенсацию так называемых токсичных активов. Степень этой токсичности оценить «снаружи», не обладая полной информацией о таких активах, невозможно. Банк России объявил весной, что создает банк плохих активов в форме инвестиционного фонда, который будет впоследствии с такими активами работать, будет пытаться договориться с должниками или списать совсем безнадежные долги с баланса.

При этом у экспертов до сих пор нет понимания, какие именно активы будут передаваться в Фонд плохих активов. Весной Василий Поздышев, зампред Банка России объявил, что Фонд будет создан на базе банка «Траст» и ЦБ даст ему 1,1 трлн рублей. Однако позже председатель правления ФК «Открытие» Михаил Задорнов озвучил другую сумму — 1,5 трлн рублей. Эксперты называют и сумму 2,1 трлн рублей.

Подчеркнем, что это могут быть разные по инвестиционной привлекательности активы. К примеру, заведомо невозвратные долги, которые лучше списать сразу, поскольку дальнейшая работа с ними не даст эффекта. Это могут быть инвестиционные проекты, которые проблемные банки начали финансировать, но по разным причинам срок предполагаемой отдачи сдвинулся по времени. Наконец, речь может идти о так называемых непрофильных активах — вложениях в закрытые ПИФы, фонды и т.д.

Жаль, но мы так и не знаем, по какому принципу будут отбираться данные активы. Инвесторы к этой информации крайне чувствительны, потому что они смогли бы оценить масштаб проблем по всей отрасли. Особенно учитывая, что ФКБС будет работать не только с активами трех крупных банковских групп, но и с другими банковскими активами. Однако данной информации нет, как нет и уверенности, что «больные» банки не потребуют новых инвестиций. Так, в конце июня регулятор объявил, что выдаст санируемым банкам еще 217 млрд рублей.

Руководство регулятора публично признавало, что прежние схемы санации оказались неэффективными, а нынешняя через ФКБС решит наконец все проблемы. Однако пока мы сталкиваемся с ситуацией нехватки прозрачности уже действующих механизмов. И недостаток конкретики в отношении токсичных активов лишь наиболее показательный в момент.

Безусловно, регулятор не обязан отчитываться по каждому своему решению и раскрывать внутреннюю кухню, однако для рынка важно понимать правила игры в целом. В качестве примера можно привести громкую историю с отзывом лицензии у банка «Советский». Громкую — потому что впервые отозвана лицензия как раз у санируемого банка. «Советский» с 2015 года санировался трижды, но вылечить его не смогли. Сначала его оздоровлением занялся государственный «Российский капитал», потом — Татфондбанк, а в феврале 2018 года банк передали в ФКБС. И вот спустя несколько месяцев было принято решение отозвать лицензию. Что именно послужило причиной? Каким образом оценивался эффект от предыдущих финансовых вливаний и на основании чего был сделан вывод о бесперспективности дальнейшей санации? Эта информация недоступна, как и ответ на вопрос, почему у одних банков лицензию отзывают, а других – нет (берут на санацию).

Возможно, прецедент с «Советским» — лучшая стратегия и позволит в будущем минимизировать расходы на заведомо безуспешное лечение небольших и средних банков. Однако рынку не хватает прозрачности и информации о том, какую стратегию в итоге взял на вооружение Банк России, каких целей добивается и какую сумму он планирует потратить на последующую реанимацию токсичных банков.





Автор: Павел Самиев генеральный директор «БизнесДром»
01.08.2018 | STIмул
Банковская цифровая революция: как технологические решения меняют финансовый рынок
Рынок финтеха сегодня представлен огромным количеством решений и сервисов. Часть из них уже стала для нас повседневностью, часть остается на грани фантастики. Что ждет индустрию и потребителей в ближайшем будущем?

Недавно глава Сбербанка Герман Греф, выступая на форуме Astana Finance Days, в очередной раз вернулся к теме, которая тревожит банкиров уже давно. Речь зашла о финтехе. Точнее, о растущей конкуренции традиционных игроков финансового рынка с технологическими компаниями. «Главный upside от инвестиций в финтех заключается в том, что мы останемся живы. Шансов на это у тех, кто этим не занимается full time и не инвестирует туда очень много усилий и денег, фактически не осталось», — заявил он.

Глава Сбербанка отметил, что пока выигрывать конкуренцию у новых игроков на рынке получается только благодаря строгости регулирования. «Финансовый сектор закрыт огромным количеством регулятивных барьеров. Эти барьеры долгое время охраняли финансовый сектор от внешней конкуренции, но на сегодняшний день начинают падать, на рынок начинает выходить все больше новых игроков», — добавил Греф.

Одновременно Герман Греф посетовал на то, что финтех-компании «забыли свои обещания», что они никогда не пойдут в регулируемый сектор. «Сегодня можно уже перечислять, какое количество крупнейших технологических игроков получили банковскую лицензию… хотя два года назад каждый из них говорил, что… им дорог нерегулируемый сектор, свобода, свобода творчества. Сегодня они уже здесь», — резюмировал руководитель Сбербанка.


Без отделений, кредитов и карт

Действительно, классический банковский бизнес подвергается серьезному давлению со стороны технологических компаний. По оценкам McKinsey, к 2025 году из-за обострившейся конкуренции с ними банки могут потерять до 60% прибыли от розничного бизнеса. Ежегодный объем инвестиций в финтех в мире оценивается крупнейшими консалтинговыми компаниями в 25–30 млрд долларов. Сколько из них приходится на Россию — сказать трудно, поскольку данные различных аналитиков рынка сильно расходятся между собой. Но максимальная оценка, которая была в поле нашего зрения, — около 50 млн долларов по итогам 2017 года. Сумма не впечатляет? Но примите во внимание, что даже при этом эксперты Deloitte Digital уже в этом году включили Россию в пятерку стран — лидеров цифрового банкинга в регионе EMEA (Европа, Ближний Восток и Африка).

Банки постепенно утрачивают свою традиционную роль кредиторов, а вместе с ней и основу для заработков. По оценкам Reuters, объем китайского рынка P2P-кредитования (онлайн-площадки, на которых люди кредитуют друг друга) к концу 2018 года может вырасти до 225 млрд долларов. Китай в данном случае «впереди планеты всей», но можно не сомневаться, что этот опыт будет широко тиражирован и уже активно внедряется в других частях мира. Так, по прогнозам Foundation Capital, к 2025 году объем мирового рынка Р2Р-кредитования достигнет триллиона долларов. В Accenture отмечали, что уже к 2020 году подобные финансовые сервисы перетянут на себя до трети доходов банковского сектора.

По оценкам McKinsey, уже к 2025 году из-за обострившейся конкуренции с технологическими компаниями банки могут потерять до 60% прибыли от розничного бизнеса

При этом привычные сегодня банковские отделения постепенно уходят в прошлое. А те, что остаются, вынуждены трансформироваться и предлагать своим клиентам всё больше небанковских услуг, от страхования до консьерж-сервиса. По оценкам PwC, в ближайшее десятилетие в США закроется каждое третье отделение банка, а в странах Скандинавии каждое второе.

Банк России предположил, что к 2025 году банковских отделений в нашей стране станет меньше на 40–50%. Кстати, касается это не только тех офисов, которые работают с физлицами. В прошлом году Герман Греф приводил статистику, согласно которой за два года Сбербанк сократил 1300 отделений, работавших с корпоративными клиентами. «И мы продолжаем сокращать и дальше, потому что мы видим, что у сто процентов наших корпоративных клиентов сидят в интернет-банке. И, в общем, им ничего не нужно от нас», — говорил он.

Привычные нам банковские карты, которые всё активнее вытесняют из жизни наличные деньги, уже в обозримом будущем сами могут стать пережитком прошлого. Эксперты утверждают, что сегмент карточных продуктов в ближайшие десять лет ждут глобальные перемены из-за бурного развития бесконтактных платежей, электронных денег и смартфонов с соответствующими приложениями, которые постепенно вытесняют пластиковые карты. Согласно статистике торговых сетей, в прошлом году продажи смартфонов, которые поддерживают технологию NFC (Near Field Communication), выросли в России на 60%.

В прошлом году венчурный фонд iTech Capital сообщал, что в целом в мире среди инвесторов были наиболее популярными следующие ниши: решения для платежей, в частности электронные деньги и кошельки, агрегаторы пластиковых карт и P2P-переводы (10 млрд долларов суммарного финансирования); платежная инфраструктура, платежные онлайн-шлюзы и серверные приложения для мобильных и веб-приложений (11 млрд долларов) и различные сервисы эквайринга, в том числе мобильные POS-терминалы и другие методы приема платежей (8 млрд долларов).

Банк России предположил, что к 2025 году банковских отделений в нашей стране станет меньше на 40–50%. Кстати, касается это не только тех офисов, которые работают с физлицами

Но развивают это направление не только и не столько банки. MasterCard и Visa недавно объявили о запуске в России новой услуги — переводов по номеру телефона, электронной почте или аккаунту в социальных сетях. А в Банке России сообщили, что уже в следующем году можно будет переводить деньги через мессенджеры с помощью всё того же QR-кода. Кстати, в нашей стране, по данным Фонда развития интернет-инициатив, более 11% компаний рынка финтеха работают именно в сегменте платежных технологий.


Нейросеть узнает про вас всё

Нам как потребителям финансовых услуг по большому счету нет разницы, кто именно является их провайдером — банк или технологическая компания. Но есть направления финтеха, связанные с внутренними банковскими процедурами, которые, тем не менее, имеют самое непосредственно отношение к клиентам. В частности, это касается некоторых технологий борьбы с мошенничеством (так называемая графовая аналитика и семантический анализ). Технологии эти дорогие и в плане софта, и в плане «железа», а поэтому позволить их себе могут пока только крупные банки. Успешно в банках применяются роботы, которые занимаются контролем качества в общении с клиентами. Популярны и чат-боты, которые во многих случаях уже могут заменить сотрудников колл-центра.

Однако есть и слабые места, где банки уступают другим игрокам финансового рынка. Например, эффективность скоринговых систем сегодня оставляет желать лучшего. Чем, кстати, не преминули воспользоваться микрофинансовые организации, сделавшие ставку на внедрение именно этих технологий. Программные алгоритмы выявляют факторы риска, сигнализируют об отклонении от нормальных факторов как на стадии принятия решения по конкретной заявке, так и при управлении портфелем выданных микрозаймов в целом. По экспертным оценкам, внедрение подобного рода алгоритмов может на 90% снизить ущерб от мошеннических действий.

Привычные нам банковские карты, которые всё активнее вытесняют из жизни наличные деньги, уже в обозримом будущем сами могут стать пережитком прошлого

Интересно, что, когда в Великобритании доступ к данным о клиентах получили множество финансовых организаций, традиционные банки потеряли половину рынка в сегменте POS-кредитования. Это случилось именно потому, что финтех-компании и МФО делали ставку на развитие этого сегмента, совершенствуя скоринг и процедуры KYC (Know Your Customer — «Знай своего клиента»). Более того, в России в последнее время также наметилась тенденция внедрения автоматизированных решений (с использованием Big Data) в рамках выдачи займов уже юридическим лицам.

Еще одно направление развития МФО — разработка алгоритмов, анализирующих биометрические данные заемщиков. В автоматическом режиме происходит сверка биометрических данных потенциальных заемщиков с базой фотографий данных лиц по иным обращениям и другим открытым данным. По экспертным оценкам, с внедрением биометрического скоринга существенно снизился уровень мошенничества со стороны клиентов, поскольку сервис сразу вычисляет, например, поддельный паспорт (с переклеенной фотографией).

Одним из возможных трендов развития систем оценки рисков заемщиков может стать система социального скоринга, который получил большое распространение в Китае. Основная идея проекта — оценка жителей и компаний на основании их поведения в повседневной жизни. Огромные массивы информации о деятельности и жизни гражданина будут поступать из различных государственных и коммерческих структур в специально созданную нейросеть, которая будет присваивать рейтинговый балл конкретному гражданину. Люди, имеющие высокий рейтинг, будут пользоваться большими преференциями, в том числе в финансовых учреждениях, нежели чем обладатели низкого рейтинга.

Когда в Великобритании доступ к данным о клиентах получили множество финансовых организаций, традиционные банки потеряли половину рынка в сегменте POS-кредитования

Вообще, модный сегодня термин Big Data не дает покоя разработчикам. В перечне самых перспективных финтех-проектов The Forbes Fintech 50 — 2018 это направление представлено наиболее широко. Причем несколько проектов относятся к категории «Личные финансы». Например, существует сервис, который анализирует шансы клиентьа получить кредит в том или ином банке, основываясь на анализе больших данных. Другое приложение позволяет людям с почасовой оплатой труда получать при необходимости деньги сразу (до 500 долларов), в счет будущей зарплаты. Есть и платформа-робоэдвайзер с искусственным интеллектом, которая самостоятельно определяет риск-профиль человека, подбирает подходящие ему инвестиционные инструменты (из доступного списка ETF-фондов) и реализует эту инвестиционную стратегию.

Завоевывает финтех позиции и на страховом рынке (там он называется InsurTech). Электронным полисом ОСАГО сегодня уже никого не удивишь, а вот телематические устройства, отслеживающие стиль вождения человека и на основании этих данных определяющие тариф страхования, пока широко не распространены. Как и появляющиеся на развитых рынка сервисы, позволяющие, например, страховать машину по каско только в моменты, когда это необходимо. В перерасчете на год такой полис оказывается дороже, но весьма удобен, если человек садится за руль лишь изредка.

Таким образом, несмотря на то что понятие «финтех», как правило, применяют в отношении новых банковских (или псевдобанковских) сервисов, технологии всё активнее проникают во все сферы финансового рынка, от страхования до инвестиций.



Автор: Павел Самиев генеральный директор «БизнесДром»
10.07.2018 | БизнесДром и NBJ
Ипотека бьет рекорды

Российским монетарным властям удалось добиться небывалого за всю постсоветскую историю уровня инфляции: в прошлом году цены выросли всего на 2,5%. Это дало возможность уверенно снижать ключевую ставку, вслед за которой существенно снизились и инфляционные ожидания как в бизнес-среде, так и среди населения. А значит, появилось больше уверенности в стабильности макроэкономических показателей дня завтрашнего, и длинные деньги стали дешеветь.

Если 1 апреля 2016 года средняя ипотечная ставка в России была чуть ниже 13%, то уже в апреле нынешнего года она опустилась до 9,6%. Конечно, нам всем бы хотелось, чтобы ставка падала еще быстрее, однако в данной ситуации важна не столько скорость, сколько устойчивость тренда. Прошлый год запомнился рекордными объемами выдачи ипотечных кредитов на сумму в 2 трлн рублей. По сравнению с 2016 годом показатели выдачи выросли сразу на 37%.

Многие экономисты, анализируя эти цифры, тогда предупреждали о том, что бум станет постепенно затихать. Ведь мы живем не в Европе, где ипотека дешевле 2%, да и состоятельных клиентов у нас не так много. Однако уже начало года показало несостоятельность таких прогнозов: в I квартале банки выдали ипотечных кредитов почти на 600 млрд, что на 81% больше, чем за аналогичный период прошлого года. На основе этих данных в АО «ДОМ.РФ» (ранее АИЖК) прогнозируют, что всего в этом году банки выдадут ипотечных продуктов на 2,5-2,8 трлн рублей. Ничто не мешает достичь заявленных результатов, поскольку для этого есть все макроэкономические основания. Кроме того, доля просроченных кредитов для банков остается на комфортном уровне и даже заметно снижается, что связано главным образом с опережающим ростом портфеля. Напомним, что Владимир Путин в майских указах поставил задачу увеличить объемы ввода жилья в полтора раза – до 120 млн квадратных метров в год при одновременном снижении ставки до 7-8% годовых к 2024 году. В Сбербанке, правда, пообещали досрочно выполнить указ президента и снизить ставку до планируемых значений уже к 2020 году.

Заявление смелое, так как для его выполнения необходимо и дальше снижать ключевую ставку Банка России, а также не допустить, чтобы инфляция была выше заданных четырех процентов. Впрочем, из-за новой порции санкций регулятор был вынужден прервать запланированное на конец апреля очередное снижение ставки. Риски повышения цен на продукты из-за тех же санкций стали увеличиваться, как росли и цены на облигации федерального займа (ОФЗ), и некоторые экономисты склонны трактовать происходящее как завершение цикла понижения ставки.

С внешней конъюнктурой тоже не все так радужно: если сужение спреда по доходности десятилетних и двухлетних казначейских облигаций США все же свидетельствует о близости рецессии, то цены на основные товары пойдут вниз, в том числе и на нефть. Рубль в этом случае ждет новый виток девальвации. Иными словами, речь можно вести о достижении статус-кво по ипотечным ставкам.
Покупателям жилья остается лишь надеяться на дальнейшее снижение цен на квартиры. Некоторое время назад правительство объявило о новой реформе на рынке жилья, или о так называемом переходе на проектное финансирование. Если ранее застройщики брали деньги у будущих владельцев жилья (дольщиков), то с 2020 года, как предполагают в правительстве, девелоперы начнут кредитоваться в банках. До перехода на проектные рельсы застройщики постараются реализовать как можно больше «старых запасов». Это мы уже наблюдаем, судя по рекордным объемам готовых новостроек, например, в столице. Эксперты предупреждают, что спрос в ближайшие два года не будет успевать за предложением и цены на жилье продолжат падать.

Тем временем на рынке меняется расклад сил в связи с обострившейся конкуренцией. Так, в 2017 году в пятерку лидеров по выдаче ипотеки вошел Райффайзенбанк, а в топ-15 – Совкомбанк и банк «Уралсиб». Отметим, что лишь три банка из топ-20 по объемам выдачи представляют не столицы (Москву и Санкт-Петербург). Это банки «Ак Барс», «Центр-инвест» и Запсибкомбанк. Что касается динамики темпов выдачи ипотеки (в сравнении с 2016 годом), то у Совкомбанка этот показатель вплотную приблизился к 700%, Севергазбанк продемонстрировал прирост почти в 400%, а банк «Уралсиб» – около 350%

Конкуренция для покупателей жилья – это всегда хорошо: борьба за потребителя будет дополнительно давить на ставки и заставлять банки еще больше упрощать процедуры выдачи ссуд. Кредитные организации все реже применяют повышающие коэффициенты на время строительства жилого дома. Государство же, в свою очередь, приготовило новые стимулы для ипотечников: начиная с текущего года, можно сэкономить до 100 тыс. рублей в год на ипотеке, если в семье родится второй или третий ребенок.

Но какие бы рекорды ни ставили банки, доля ипотечного рынка в России пока не превышает 5% от ВВП, в то время как в развитых странах она составляет как минимум половину от ВВП, а то и все 100%. То есть нам есть к чему стремиться. Тем более что, согласно опросу ВЦИОМ, 41% наших соотечественников заявили о планах улучшить свои нынешние жилищные условия.


Автор: Павел Самиев управляющий директор НРА, генеральный директор «БизнесДром»
10.07.2018 | БизнесДром и NBJ
Малый бизнес «распробовал» импортозамещение, но нуждается в поддержке

Для дальнейшего стимулирования малого и среднего предпринимательства, развития внутреннего производства в сфере малого бизнеса нужно расширение господдержки, в том числе специализированной

Количество малых и средних предприятий в России растет. В немалой степени развитию внутреннего предпринимательства в последние годы способствовала геополитика. Санкции, девальвация рубля, бойкот некоторых видов импортной продукции – все это привело к росту потребления внутренней продукции, в том числе у малого бизнеса. В то же время предпринимателям по-прежнему не хватает финансирования для развития мощностей.

По данным Реестра Федеральной налоговой службы, число малых и средних предприятий (МСП) в России составляет до 6,1 млн. В этом сегменте, по приблизительным оценкам, создано 16 млн рабочих мест. Многие новые предприятия стали активно развивать бизнес «благодаря» санкциям и курсу на импортозамещение. Особенно выиграли фермерство, легкая промышленность, ряд других производственных отраслей. Некоторые из таких предприятий уже знает вся страна. Это сыроварня Олега Сироты «Русский пармезан», «Адлерский чай», множество новых молочных и мясоперерабатывающих брендов – «ЭкоНива», АПК «Русь», «Раздолье» и многие другие.

Сегодня в розничной торговле примерно треть товаров приходится на импорт, и этот показатель снижается. Так, по данным Росстата, импорт потребительских товаров уменьшился с 42% в 2014 году до 35% в 2017 году, продуктов питания – с 34% до 22% соответственно. Ряд компаний сферы малого бизнеса переориентировался с западных рынков на восточные, нарастил экспорт в Китай мясных продуктов и полуфабрикатов, субпродуктов, шоколадных изделий, косметических средств и продуктов для здорового образа жизни.

В Фонде содействия кредитованию малого бизнеса Москвы (ФСКМБМ) также обратили внимание на положение отраслей производства технологического оборудования и ИТ: даже в кризисные 2015-2016 годы росла выручка, и малые и средние предприятия этих отраслей демонстрировали высокую отдачу на господдержку. Кроме обеспечения российских заказчиков, они также начали наращивать и экспорт продукции.

Для дальнейшего стимулирования МСП, развития внутреннего производства в сфере малого бизнеса нужно расширение господдержки, в том числе специализированной. Инструментов для поддержки
предпринимательства в стране достаточно много. Это и фонды содействия кредитованию малого бизнеса, и многочисленные программы, предлагаемые корпорацией МСП. Да и коммерческие финансовые институты, например, банки и микрофинансовые организации, при условии господдержки сейчас готовы предлагать малому бизнесу достаточно крупные займы на весьма доступных условиях. Спектр инструментов и объемы господдержки постоянно расширяются. Так, в апреле 2018 года были выделены дополнительные средства (805 млн рублей) на субсидирование банков, активно кредитующих МСП из приоритетных отраслей по льготной ставке. Субсидии смогут компенсировать кредитным организациям выпадающий доход. Эта мера позволит увеличить объем кредитования субъектов МСП на сумму не менее 63 млрд рублей. К приоритетным правительство РФ относит аграрную, а также отрасли, расширяющие импортозамещение и развитие несырьевого экспорта.

Однако по-прежнему число кредитов с господдержкой невысоко. Так, доля гарантийной поддержки Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы составляет порядка 4% (по банкам из топ-30). Банки самостоятельно и вовсе неактивно выдают ссуды предпринимателям.

Ситуацию может изменить рост информированности малого бизнеса о доступных ему мерах. К примеру, раньше МСП часто жаловались на отсутствие финансирования на старте бизнеса. Недавно Корпорация МСП запустила новый специальный гарантийный продукт для стартапов (бизнесов до 5 лет), который станет дополнительной мерой поддержки и технологичных компаний. Это организации из отраслей информационных технологий, биотехнологий, робототехники, фармацевтики, здравоохранения с использованием высокотехнологичного медицинского оборудования, экологии (сбор, обработка и утилизация отходов, обработка вторичного сырья) – словом, все те, которые могут наращивать внутреннее производство и импортозамещение.

Новым гарантийным продуктом является независимая гарантия корпорации МСП с покрытием до 70% от суммы основного долга. Срок действия гарантии длится до 184 месяцев, размер гарантийной поддержки в рамках специального продукта – до 500 млн рублей. При этом, если объем гарантии составляет меньше 50 млн рублей, то она может обеспечивать исполнение обязательств заемщика по возврату банку в пределах 100% кредита.

Текущая экономическая ситуация, курс на внутреннее производство и развитие локального бизнеса расширяют возможности малого и среднего бизнеса в плане сбыта на внутреннем рынке – из-за высокого курса валют цены на продукцию местных МСП остаются довольно конкурентоспособными.

По оценкам экспертов, в 2018 году наиболее перспективными в плане импортозамещения будут такие отрасли, как станкостроение (сейчас его импорт превышает 90%), тяжелое машиностроение (это в основном крупные предприятия), а также текстильное производство, ИТ и электронная индустрия, медицина и фармацевтика. И в этих отраслях работают, в том числе, небольшие компании.

Для того чтобы импортозамещение в этих отраслях действительно состоялось, малому бизнесу также придется вкладываться в развитие и расширение своих предприятий, чтобы выдерживать высокую конкуренцию с импортной продукцией не только по цене, но и по качеству, и по технологичности. Можно спрогнозировать, что именно такие технологичные и гибкие малые и средние предприятия в ближайшее время будут активно развиваться и расти, осваивая все новые ниши и масштабируя свой бизнес.


Автор: Павел Самиев управляющий директор НРА, генеральный директор «БизнесДром», Арсений Поярков, основатель аналитического агентства «БизнесДром»

01.06.2018 | БизнесДром и FinVersia
МФО vs банки: как регулирование и конкуренция сделают финансы доступнее
Новации регулятора по ограничению начисляемых процентов и формированию резервов по токсичным микрозаймам «до зарплаты» сделают МФО похожими на банки. Одновременно, возрастающая конкуренция заставляет микрофинансистов «быть ближе к людям».

Для начала немного цифр, чтобы было понятно, о каких регуляторных новациях идёт речь. Сегодня действует трехкратное ограничение на начисление процентов по таким займам (от суммы займа), а по предложению Банка России через год — с лета 2019 года — проценты должны быть ограничены уже двукратным размером. С первого же июля 2020 года может действовать и вовсе коэффициент 1,5. Но коэффициенты регулятор задумал применять не только по начислению процентов. Вскоре, после первого дня просрочки по краткосрочным займам МФО будут обязаны формировать 50% резерва, а после просрочки более 90 дней — 100% резерва. Также ЦБ РФ предложил ограничить дневную процентную ставку, которая уже с середины этого года должна составлять не более 1,5% в день, а с 01.07.2019 — не более 1% в день. По задумке регулятора появится специализированный продукт с максимальной переплатой в 30% от суммы займа. Всё это катастрофически скажется на бизнес-моделях сотен МФО, которые специализируются на коротких займах. Согласно расчётам регулятора и СРО «МиР», после реформы в живых останется лишь каждая десятая компания, выдающая займы «до зарплаты», с рынка, вероятно, уйдёт примерно половина игроков.

Также ЦБ РФ предложил ограничить дневную процентную ставку, которая уже с середины этого года должна составлять не более 1,5% в день, а с 01.07.2019 — не более 1% в день. Всё это катастрофически скажется на бизнес-моделях сотен МФО, которые специализируются на коротких займах.

Теперь о главном: хорошо или плохо это для общества, для нас, заёмщиков? Ответ не такой однозначный. Дело в том, что короткие займы популярны среди россиян — ими пользуются 64% всех клиентов МФО или 4 млн человек. В связи с этим эксперты справедливо опасаются, что рост регуляторной нагрузки приведёт к возникновению чёрного рынка. Ведь из-за ограничения максимальной суммы переплаты у заемщиков будут отсутствовать стимулы к погашению платежей в сроки. А это, в свою очередь, приведёт к увеличению дефолтов, геометрическому ухудшению качества кредитных историй и прочим прелестям. Под прочими прелестями аналитики Национального рейтингового агентства, в частности, понимают «рост финансового нигилизма и бытового мошенничества в сфере кредитования». Ещё одним вероятным следствием станет рост нагрузки на судебную систему. Кроме того, это серьёзное испытание для института судебных приставов, ведь даже сегодня по оценкам экспертов, эффективность взыскания просроченной задолженности через Федеральную службу судебных приставов составляет менее 3%.

Испытание, которое готовит Банк России индустрии МФО, без сомнения сурово. Но тяжелее ли оно тех испытаний, что уже прошли наши банки и коллекторы, и тех, что предстоит, например, строителям в рамках перехода на проектное финансирование? Поэтому поговорим лучше о новых — после реформы — микрофинансах и о том, чем они будут привлекательнее банков.

Испытание, которое готовит Банк России индустрии МФО, без сомнения сурово. Но тяжелее ли оно тех испытаний, что уже прошли наши банки и коллекторы, и тех, что предстоит, например, строителям в рамках перехода на проектное финансирование?

Во-первых, МФО в связи с реформой будут вынуждены пересматривать свои бизнес- и скоринговые модели и выдавать более длинные и крупные потребительские кредиты. И тут МФО уже выходят на поле боя, что называется, один на один с банками. При этом нам с вами практически невозможно будет получить небольшой заем на короткий срок, только если у нелегалов… Значит, будем брать длинные займы, хотя придется переплачивать.

Во-вторых, мы станем свидетелями жёсткой конкурентной борьбы за сегмент онлайн-займов. Уже сегодня МФО тут опережают банки, так как быстрее и эффективнее внедряют новые технологии определения платежеспособности клиентов, включая элементы искусственного интеллекта и биометрию. Это значит, что потребительские кредиты, правда, уже в более ограниченном составе, станут ещё доступнее россиянам, чем обычные банковские.

Мы считаем, что уже сегодня рынок онлайн-займов достиг такой стадии, когда дальнейший рост за счет агрессивных продаж становится менее желательным сценарием. Оптимальный же вариант развития — внедрение передовых технологий и расширение продуктовой линейки исходя из актуальных потребностей современного клиента. Статистика показывает, что молодые заёмщики не готовы ждать кредита от банка, предпочитая, хоть и переплачивая, приобретать товары и услуги «здесь и сейчас». К тому же особенностью этой аудитории является высокий кредитный рейтинг, дисциплина и хорошие доходы.

Уже сегодня рынок онлайн-займов достиг такой стадии, когда дальнейший рост за счет агрессивных продаж становится менее желательным сценарием. Оптимальный же вариант развития — внедрение передовых технологий и расширение продуктовой линейки.

Технологический прогресс идёт по пути постепенного вытеснения привычных нам пластиковых карт бесконтактными платежами (посредством смартфонов) и электронными деньгами. А это значит, что спрос на виртуальные карты для расчётов в Интернете и услуги по pos-кредитованию будет только расти. Многие МФО готовятся к этому, в сущности уже недалёкому будущему, не скупясь на инвестиции в собственные технологические разработки. Есть надежда, что МФО научатся работать и с новыми категориями заёмщиков — малым и средним бизнесом (МСБ). Сегодня банки неохотно выдают таким предприятиям кредиты из-за высоких рисков и относительно высокой в сравнении с другими категориями заёмщиков стоимости привлечения. Но активно внедряемые новые технологии вселяют надежду, что МСБ станет желанными клиентами в МФО.

Банк России не так давно утвердил представленные профильным сообществом стандарты микрофинансовой деятельности. Речь идёт о нормативных актах, которые стимулируют МФО искать более эффективные и социально-ответственные способы ведения бизнеса.

Последнее очень важно, поскольку началась работа по смене, ни много не мало, всей парадигмы микрофинансов и, самое главное, это инициировал сам рынок. Ведь раньше, будем честны, крайне малое количество МФО задумывалось, сможет ли клиент вернуть деньги, какие у него доходы, какая жизненная ситуация и так далее. Ответственное же кредитование предполагает, что компании заботятся о своём клиенте. И, кстати, некоторые передовые микрофинансовые организации уже сегодня оказывают помощь оставшимся без работы заёмщикам трудоустроиться. И это только начало.

Автор: Павел Самиев управляющий директор НРА, генеральный директор «БизнесДром»

28.05.2018 | БизнесДром и Банковское Обозрение
Доверие и гарантии
На ПМЭФ обсудили экономику доверия, цифровизацию и поддержку МСП
Главными темами петербургского экономического форума в 2018 году стали экономика доверия и цифровизация общества. В сущности, это одна тема, и нельзя сказать, что она очень нова. Однако впервые так акцентированно она прозвучала применительно к отношениям малого предпринимательства с крупным бизнесом, государством и потребителями. Крупный бизнес, особенно госкомпании, доля которых в экономике растет, совершенно иначе сталкивается с новыми вызовами, чем малые предприятия. Малый бизнес остается слабым звеном отечественной экономики на фоне достаточно мощного продвижения России в рейтинге doing business (со 124-й на 35-ю позицию за год — такого рывка не добивалась ни одна страна в мире), восстановительного роста в ряде производственных отраслей после падения в 2015 году (в том числе за счет эффекта девальвации, импортозамещения и контрсанкций), снижения до исторического минимума уровня кредитных ставок для заемщиков реального сектора. Слабым звеном не потому, что плохо работает или недостаточно эффективен, а чаще потому, что всеми указанными достижениями может воспользоваться прежде всего крупный и средний бизнес. И это вопрос в том числе доверия к малому предпринимательству.

Вот, например, финансирование МСП. Для банков заемщики малого бизнеса уже очень давно «некомфортны». Кредитование малых предприятий начало падать еще в 2013 году, то есть до валютного шока конца 2014 года и заморозки кредитной активности в 2015-м. Падение продолжалось вплоть до прошлого года, когда наметились слабые признаки восстановления, и это на фоне, напомню, быстрого роста уже с 2016 года всех сегментов розничного кредитования — ипотеки, кредитных карт, потребительских кредитов — и роста корпоративного кредитования (крупных заемщиков и групп). Банкиров обвиняли в том, что они занимают по отношению к МСП неконструктивную позицию: отказываются расширять кредитование малого бизнеса, предлагают очень высокие ставки, при том что стоимость фондирования и ставки в среднем на рынке быстро падают. Однако стоит посмотреть на экономику: просрочка по портфелю МСП держится на уровне 15%; ссуды малому бизнесу за редким исключением требуют значительного резервирования, обеспечение и отчетность малого бизнеса — низкого качества. Банк в тисках регулирования и риск-менеджмента, конечно, не в восторге от такого заемщика. Иначе говоря, кредитовать малый бизнес для банка — это создавать себе массу потенциальных проблем и получать большую нагрузку на капитал и финансовый результат. Наконец, возвращаясь к теме ПМЭФ: малому бизнесу не доверяют. Что с этим можно сделать?

«Нулевой день» ПМЭФ, который традиционно готовится с «Опорой России», как раз был посвящен тому, как придать импульс развитию МСП. На нем обсуждали новый комплекс задач правительства в соответствии с недавним майским Указом Президента. К 2024 году количество занятых в МСП должно составить не менее 25 млн человек (увеличение более чем в полтора раза по сравнению с нынешним уровнем), а вклад малого бизнеса в ВВП должен вырасти до 40% (то есть почти вдвое относительно текущего уровня), доля малых предприятий в структуре всего несырьевого экспорта должна составить не менее 10%. Для этого уже сейчас активно стимулируется участие малого бизнеса в системе госзаказа (за два года, например, по данным Корпорации МСП, объем закупок крупнейших компаний у малого бизнеса вырос с 65 млрд до 2 трлн рублей, а госзакупки у МСП, по данным Минфина, составили в 2017 году более 700 млрд рублей).

Важнейший элемент роста доверия финансового рынка (прежде всего, конечно, банков) к малому бизнесу — это система разделения рисков, особенно гарантийная система. Она работает по стране достаточно неравномерно: в некоторых регионах активность местных гарантийных организаций (фондов) высока, в 2016-2017 годах там смогли нарастить и объем выдаваемых поручительств, и портфель выданных под них кредитов. По данным Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы (ФСКМБ), в некоторых отраслях (производство технологической продукции, оборудования, телекоммуникаций и т.д.) портфель, сформированный с поручительствами, имеет очень низкий уровень проблемности: просрочка в десятки раз ниже, чем в целом по рынку. Эти же отрасли очень хорошо «реагируют» на поддержку: показывают рост не только объемов выручки, но и рентабельности. В Москве кредитование малого бизнеса и объем финансовой поддержки растут, но это скорее исключение — многие региональные фонды почему-то считают, что их задача «сберечь» средства, не выдавая поручительства, размещая их под минимальную ставку в тех же госбанках. Конечно, госбанкам они доверяют больше, чем малому бизнесу. Но в чем тогда смысл?
Лизинговые, факторинговые компании и МФО более открыты для работы с МСП, это подтверждает и статистика: в отличие от банковского кредитования все альтернативные формы финансирования растут второй год подряд, причем с ускорением. Быстро растут и P2P-площадки: частные инвесторы и кредиторы «доверяют» частным малым заемщикам тоже больше, чем банкиры.

Относительно новая идея, которую также обсуждали участники ПМЭФ, это возможность кредитования малого бизнеса в МФЦ. Возможны три схемы практической реализации этого механизма. Первая схема: банк направляет своего сотрудника в МФЦ, и он там «встречается» с предпринимателем. Вторая: банк предоставляет сотруднику МФЦ рабочее место в своем отделении. Наконец, третья схема: банк полностью самостоятельно организовывает «окно» у себя в офисе.

Проникновение «МФЦ для бизнеса» пока еще далеко даже от узнаваемости такого сервиса. Статистика свидетельствует, что «бизнес-окна» пока открыты лишь в 15% имеющихся в стране МФЦ; доля же «банковских окон» в общем числе офисов и вовсе едва превышает 1%.

У государства есть блестящая возможность «уберизации» своих услуг, но чтобы стать полноценным интегратором коммерческих предложений, надо быть партнером банков и агрегатором и даже в какой-то степени конкурентом финансовых институтов. Это даст большой эффект в части доступности кредитования и трансакционных услуг для бизнеса.

Государство также ставит задачу дальнейшего снижения административных барьеров: возможность регистрации МСП без физического адреса (давно пора), на базе почтового ящика или электронного сервиса, упрощения процедур администрирования, снижение объема документооборота. Все это имеет и символическое значение: чем меньше бюрократических историй, тем больше доверия. Малые предприниматели также постепенно все больше узнают о своих возможностях и льготах, а главное, начинает распространяться мнение, что ими можно пользоваться не только «по знакомству». Это очень важно: в России огромная инфраструктура поддержки предпринимательства, но она пока работает не то что не на полную мощность, а даже, наверное, и не на 10% возможного. Преодоление скепсиса и информационной асимметрии позволит задействовать существующую инфраструктуру, и это действительно хороший драйвер.

Каждый год на Форуме обсуждается, как вовлечь людей в предпринимательство. И вот тут, пожалуй, самый сложный из всех вопросов: доверие общества и людей к предпринимательству как таковому. Судя по социологическим опросам ВЦИОМ, НАФИ, «Опоры России» и ОНФ, идея стать предпринимателем, не бояться брать на себя риски — не популярна. И это — главный барьер. Посильнее административных препонов и высоких ставок по кредитам. «Амбассадоры» предпринимательства, институты поддержки МСП, общественные движения стараются привить населению предпринимательский дух, но признаемся честно: пока школьники и студенты мечтают попасть на работу в госкомпанию или на госслужбу и скептически относятся к предпринимательству. Нужно больше историй успеха, больше показательной работы госкомпаний, крупного бизнеса и инвесторов с МСП. Нужен кратный рост числа программ поддержки — поручительств, рефинансирования кредитов, субсидирования инвестиций.

Автор: Павел Самиев управляющий директор НРА, генеральный директор «БизнесДром»

18.05.2018 | БизнесДром и Известия
Начать с малого
Павел Самиев — об инструментах поддержки предпринимателей
Одна из важнейших целей, продекларированных в новом майском указе главы государства, заключается в увеличении числа занятых в сфере малого и среднего предпринимательства до 25 млн человек к 2024 году. Правительство среди прочего должно решить задачу по совершенствованию системы закупок, которые осуществляют крупнейшие заказчики у малого бизнеса.

На текущий момент доля малого и среднего предпринимательства (МСП) в ВВП России гораздо ниже, чем в развитых европейских странах (примерно 20% против 50%). Мировой опыт показывает, что госзакупки часто используются как способ развития МСП. Например, в Германии крупные госзаказы делятся на небольшие слоты. Специально для того, чтобы мог участвовать малый бизнес. При этом в ЕС в принципе упрощен порядок участия МСП в госзакупках разных стран: электронные площадки государств еврозоны объединены, и предприниматель из Франции легко может подать заявку на участие в конкурсе для нужд Италии.

Расширяются возможности для малого бизнеса в госзакупках и в России. С 2018 года увеличена доля прямых закупок, осуществляемых госкомпаниями у субъектов МСП, с 10% до 15%. Также идет поддержка участников госзаказа с точки зрения финансирования. Работают Национальная гарантийная система (НГС) и региональные гарантийные фонды. Во Франции, Германии и других европейских странах аналогичная гарантийная поддержка демонстрирует свою эффективность уже на протяжении десятков лет.

Объем рынка госзаказа в 2017 году составил около 30 трлн рублей. Закупки по госзаказу у МСП при этом были на уровне 5,6 трлн рублей. Для сравнения: в 2016 году — 2,1 трлн рублей.

При этом регулярно принимаются законы, улучшающие условия для участия малого бизнеса в госзакупках. Например, законы 83-ФЗ и 189-ФЗ, касающиеся сроков оплаты по выполненным МСП работам и услугам по государственным и муниципальным контрактам. По контрактам 44-ФЗ оплата должна проводиться в 15-дневный срок. То есть предпринимателям проще планировать свои денежные потоки.

В то же время в системе госзаказа по-прежнему доминируют крупные компании. По подсчетам ЦСР, в 2016 году 3% от всех работавших в госзаказе поставщиков привлекли 80% стоимости всех контрактов. Помимо косвенных стимулов, в данном случае необходимо использовать и прямые. Например, увеличивать долю МСП в госзакупках и стимулировать малый бизнес на участие в тендерах можно через предоставление особых условий финансирования для участников госзаказа.

Предпринимателям традиционно сложно взять кредиты в банках. Основные причины: высокие риски, финансовая неустойчивость бизнеса, большая просрочка. Поэтому требования к заемщикам жесткие. Без твердого залога кредит на развитие бизнеса получить очень и очень сложно.

Стимулировать кредитование, в том числе участников госзаказа, помогает гарантийная поддержка. Год за годом она набирает обороты. Так, например, только московскому малому бизнесу в прошлом году было выдано свыше 22 млрд руб. кредитов под поручительства Московского гарантийного фонда в объеме 12,1 млрд рублей. 21% сделок пришелся на участников госзаказа.

Играет положительную роль введение в НГС разграничений между региональными фондами и федеральной Корпорацией МСП по объемам сделок. Кстати, и в Европе система госзакупок также давно децентрализована. В рамках НГС с 2017 года введена сегментация, которая подразумевает, что проекты с гарантийной поддержкой до 25 млн рублей рассматриваются в регионах. В Москве и Санкт-Петербурге — до 100 млн. Всё, что больше, — уже к Корпорации МСП.

Чтобы оценить эффективность любого процесса, нужны четкие цифровые показатели. О развитии малого бизнеса в госзакупках может сказать доля участия МСП в сделках госзаказа. Помимо льготного финансирования росту этого показателя могут способствовать технологии. Ритм жизни и бизнеса сегодня настолько быстрый, что счет идет не на дни, а на часы и минуты. Вовлечь в систему госзаказа больше предпринимателей может единый портал госзакупок для МСП по всем регионам, по аналогии с европейским опытом. В Москве успешно действует такая площадка — портал поставщиков. На нем в 2017 году было заключено около 200 тыс. контрактов суммарной стоимостью более 20 млрд рублей. Эффект может быть весомее, если тиражировать столичный опыт на всю Россию и объединить закупки в разных регионах.


Автор: Павел Самиев управляющий директор НРА, генеральный директор «БизнесДром»

11.05.2018 | БизнесДром и Forbes
Впереди банков. Как микрофинансовые организации осваивают искусственный интеллект
Одной из отраслей, где активно внедряются новейшие технологии, стал рынок микрофинансирования. Займы берутся и гасятся онлайн, биометрия и искусственный интеллект используются едва ли не шире, чем в банковском секторе, а МФО стали площадкой для «тестирования» финтех-инноваций.

Интересно, что средние суммы займов в России почти в 10 раз ниже тех, которые берут заемщики в США и Европе. В нашей стране показатель средней суммы по договору займа в 2017 году составил около 9500 рублей. Несмотря на относительно высокие темпы роста, российскому рынку микрофинансирования есть куда расти. Например, при численности населения США всего лишь в два раза больше российского, объем американского рынка МФО превышает российский в десятки раз и составляет около $46 млрд.

Доступность кредитов для граждан и предприятий малого бизнеса достаточно сильно зависит от финансовой грамотности населения. Часто потенциальный заемщик не знает о своих возможностях, что полностью исключает их реализацию.

Микрофинансовые организации — ключевое звено в процессе повышения финансовой доступности услуг как для физических, так и для юридических лиц. C развитием интернет-технологий продукты МФО стали на шаг ближе. Основной тренд сейчас — развитие онлайн-займов. В последнее время микрофинансовые организации переключили внимание с расширения филиальных сетей на усовершенствование технологии оценки заемщиков и собственной IT-архитектуры. Практически все крупные коммерческие МФО России осуществили значительные инвестиции в программное обеспечение. Внедрение новейших технологий в области управления бизнес-процессами и рисками позволяет компаниям сократить временные затраты на обработку заявок, оформление и сопровождение займов.

Согласно данным Банка России, по итогам третьего квартала 2017 года количество онлайн-займов составило 25,6% от общего числа всех выданных займов. Конкуренция в онлайн-сегменте высока — время рассмотрения заявки и озвучивание результатов обработки кредитных заявок имеет существенное значение. Чем быстрее, тем лучше. В конечном итоге конкуренция только на руку заемщику, ведь ему также важны скорость и технологичность процесса.

Эксперты считают, что сегмент карточных продуктов в ближайшие 10 лет ждут глобальные перемены по причине бурного развития бесконтактных платежей, электронных денег и смартфонов, которые постепенно вытесняют пластиковые карты. На их место приходят мобильные приложения. При выходе на новые рынки микрофинансовые организации уделяют огромное внимание тем продуктам, которые могут заинтересовать технологически подкованную часть населения. Основной акцент делается на создании виртуальных финансовых продуктов для оплаты услуг в интернете и покупок непосредственно в розничных магазинах. Это основной драйвер роста для сегмента онлайн-займов и POS-кредитования.

Микрофинансовые организации вкладывают существенные финансовые и человеческие ресурсы в разработку автоматизированных систем оценки рисков заемщиков. Как правило, при разработке и внедрении систем оценки платежеспособности клиентов участники рынка пользуются логистической регрессией, но в то же время есть успешные кейсы по внедрению нейросетей. Этот способ оценки рисков самый совершенный на текущий момент. МФО первыми в финансовом секторе нашли ему полноценное применение.

Отдельное направление использования искусственного интеллекта — противодействие мошенничеству и легализации денежных средств, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Данные системы в кратчайшие сроки могут проанализировать новые методы обмана, подозрительные операции и иные индикаторы, сводя человеческий фактор к минимуму.

На российском рынке уже есть успешные практики по оценке субъектов малого и среднего бизнеса с использованием Big Data. Более развито это направление при работе с физическими лицами. В системе принятия решения микрофинансисты стараются заложить минимум 3-4 источника независимых друг от друга данных. Дополнительным источником информации о заемщике, особенно в онлайн-сфере, становятся данные о поведении человека при заполнении анкеты и активность пользователя в интернет, которая, как правило, анализируется по профилю заемщика в социальных сетях, истории посещения сайтов и так далее.

Самым важным технологическим прорывом в сфере управления кредитными рисками для микрофинансовых организаций стало появление на рынке алгоритмов, анализирующих биометрические данные заемщиков. По экспертным оценкам, с внедрением биометрического скоринга существенно снизился уровень мошенничества со стороны клиентов, так как обмануть сложно настроенные математические алгоритмы практически невозможно.

В последнее время большинство микрофинансовых организаций приравнивают себя к финтех-компаниям. Действительно, большинство передовых технологий, в том числе по оценке заемщиков, первыми внедряют именно участники микрофинансового рынка. Традиционные банковские организации слишком долго осуществляют переход на новые технологии, пытаясь сохранить свою клиентскую базу. Однако в последнее время фактор удобства обслуживания, в том числе дистанционного, играет существенную роль при выборе финансовых услуг. На финансовом рынке клиенты становятся все более требовательными, и кредиторы должны отвечать заданному темпу.


Автор: Павел Самиев управляющий директор НРА, генеральный директор «БизнесДром»

23.04.2018 | БизнесДром и Forbes
Столица против периферии. Есть ли шанс у региональных банков выбиться в лидеры
Вопреки тревожным прогнозам, региональные банки сумели выжить. Многие из них увеличивают свою рыночную долю и показывают более высокую рентабельность, чем крупные федеральные игроки
Мы пережили несколько волн паники вкладчиков и активную «чистку рынка», в результате которых лишились лицензий или отправились на санацию сотни банков, в том числе крупнейшие игроки — «ФК Открытие», Бинбанк, Промсвязьбанк, а также многие региональные кредитные организации.

Заметно выросла концентрация рынка, и усилилось влияние госбанков — по итогам 2017 года на их долю пришлось свыше 70%. Концентрация предсказуемо растет, конкурировать с «крупняком» все сложнее.

Банковский рынок за последние пять лет трансформировался так, как раньше представить себе было невозможно. При этом, как ни странно, многие прогнозы относительно точек роста, а также относительно вызовов для отрасли в значительной степени сбываются.

Например, ипотека остается драйвером розничного кредитования. Финтех определяет новое лицо банковского рынка. Банки сместили фокус на комиссионный бизнес — уже 20% в структуре совокупных доходов кредитных организаций приходится на комиссии за различные операции. Все это открывает возможности не только для крупных, но и для амбициозных и эффективных средних (а также небольших) банков. Воспользовались ли они этим окном (или «форточкой») возможностей?

Выжившие у обочины

В условиях продолжающейся чистки рынка, сокращения числа банков и реформ регулирования нередко возникали опасения, что региональный банкинг умрет. Изначально ЦБ даже озвучивал идею разделить банки по территориальному признаку и называть их федеральными и региональными.

Такое разделение могло бы привести к искажению структуры рынка и ухудшению конкурентной среды. Однако разделение пошло по другому принципу — на банки с универсальной лицензией и базовой. Так что многие региональные игроки намерены сохранить универсальные лицензии и планируют продолжать конкурировать с госбанками по всем направлениям бизнеса.

Конечно, тектонические сдвиги на банковском рынке не могли не отразиться на региональном банкинге. Некоторые области потеряли многих игроков, но ситуация по стране варьируется. Мы не будем брать в расчет банки из Москвы и Санкт-Петербурга — это центры для банков федерального масштаба, поэтому кредитные организации из этих городов реально нельзя называть региональными (например, «Санкт-Петербург», «Россия»).

Есть регионы, где за последние годы банкинг заметно «похудел» из-за санаций и банкротств. Например, в Самаре под санацию попали довольно крупные банки — «Солидарность», Автовазбанк (АВБ), лишились лицензий Фиа-Банк, Волжский Социальный Банк, Волго-Камский Банк.

В Саратове на оздоровление ушли крупные местные Экономбанк и «Экспресс-Волга» (был поглощен Совкомбанком). Число отозванных лицензий у региональных банков каждый год измерялось десятками, причем если многие московские банки были лишены лицензий либо за «отмывание» и «обналичивание», либо за абсолютно кэптивный характер деятельности с характерным «пылесосом депозитов» и «проеданием капитала», то в регионах ряд банков, в общем-то, были рыночными и не «схемными», но утратили платежеспособность по другим, часто внешним, причинам.

С другой стороны, и сейчас есть регионы с сильным локальным банковским сектором — так, в топ-100 по активам входят банки из Татарстана («Ак Барс», «Аверс», Тимер банк), Тюменской (Запсибкомбанк), Ростовской («Центр-инвест»), Свердловской областей (УБРР, СКБ-банк, Меткомбанк), Краснодарского края (Кубань Кредит, Крайинвестбанк). «Ак Барс», к примеру, на текущий момент на 25-м месте по активам и в топ-30 по депозитам, кредитному портфелю и ипотеке, а также в десятке (потеснив многих федеральных конкурентов) по кредитованию малого бизнеса, Запсибкомбанк — на 59-м по активам и в топ-50 по ряду видов кредитования, «Центр-инвест» — на 67-м месте по активам и в двадцатке по объемам кредитования МСП.

Достоинства «провинциалов»

А нужен ли России сильный региональный рынок и будет ли в отрасли место региональным банкам? С одной стороны, федеральные банки — это возможность инвестировать в новые технологии обслуживания, автоматизацию в таком объеме, который банкам локальным недоступен. С другой стороны, устойчивые региональные банки выполняют важную роль — повышение доступности финансовых услуг, в том числе в тех регионах, где федеральные банки не стремятся активно работать.

Банально? Да, Америку не открыли. Впрочем, как раз опыт Америки — и США, и Бразилии, а также Китая и Индии показывает, что региональные банки могут стать сильными игроками на федеральном и даже мировом уровне, и, конечно, они выполняют важную социальную роль в обеспечении финансовыми услугами региона.

Есть примеры, когда региональные банки могут не просто на равных конкурировать с госбанками, но даже выигрывать. Это те сегменты, в которых важно погружение в мелкие сделки и где крупные банки не хотят работать или работают неохотно.

К примеру, кредитование малого бизнеса. В 2017 году кредитный портфель МСП показал отрицательную динамику, в целом банки неактивно кредитовали предпринимателей. Если бы местные кредитные организации не работали так активно с гарантийной господдержкой, не кредитовали локальный малый бизнес — результат был бы совсем плачевным.

По данным ЦБ, активными в сфере кредитования малого бизнеса являются регионы Поволжского и Дальневосточного федерального округа, где предприниматели пользуются гарантийной поддержкой, а также берут кредиты как физлица. Согласно данным Корпорации МСП, наиболее активными в плане гарантийной господдержки были Москва (Фонд содействия кредитованию Москвы выдал поручительств на 12,1 млрд рублей), Карелия (около 9 млрд рублей поручительств и гарантий), Белгородская (около 5 млрд), Нижегородская области (3,5 млрд), Татарстан (2,7 млрд), Краснодарский край (2,7 млрд).

Еще одно преимущество локальных банков — их эффективность. К примеру, в топ-30 самых рентабельных входят банки из Новосибирска («Левобережный»), Владивостока (Примсоцбанк), Краснодара («Кубань-Кредит») и Ростова («Центр-инвест»). В топ-200 банков по рентабельности активов входят также сразу четыре новосибирских банка, семь банков из Татарстана, шесть банков из Приморского края.

Федеральные банки могут оптимизировать сеть, для них каждый регион — лишь несколько процентов портфеля, и они легко могут закрыть отделения в той или иной области. Региональные банки же имеют больше возможностей для оптимизации бизнеса без закрытия отделений. И это опять же повышает доступность финансовых услуг для населения и бизнеса в регионах.

Верен и тезис о том, что местные банки лучше знают местную специфику и умеют работать с региональными клиентами. Качество активов в местных банках во многих регионах отличается в лучшую сторону от показателя портфелей федеральных игроков в тех же субъектах Федерации.

Локальные банки могут быстрее внедрять инновации, лучше чувствовать тенденции в сегментах рынка и реагировать на них. У многих региональных банков ниже расходы на один выданный кредит, меньше отношение расходов к объему кредитного портфеля или активов.

Так что многие региональные игроки смогут нарастить свою долю даже несмотря на то, что концентрация госбанков усиливается. Более того, крупным банкам есть чему поучиться в качестве ведения бизнеса и работе с клиентам у локальных игроков. Главное, чтобы не повторялась паника вкладчиков и кредиторов, как это было несколько раз в отдельных регионах.


Автор: Павел Самиев управляющий директор НРА, генеральный директор «БизнесДром»

20.04.2018 | БизнесДром и Forbes
Детокс от регулятора. Можно ли из плохого банка сделать хороший
ЦБ давно вынашивал идею создания банка плохих долгов. Сейчас она, наконец, близка к своей реализации, ведь регулятору нужно оздоровить сразу три крупных частных банка. Сыграли свою роль и последние санкции, из-за которых объем токсичных банковских активов может существенно вырасти
Поводом к появлению в России банка плохих долгов стали отнюдь не санкции, а накопившиеся проблемы в банковском секторе. В этом наша страна совсем не одинока. Так, на излете президентства Джорджа Буша — младшего правительство США объявило о запуске программы помощи по освобождению от проблемных активов (TARP). Это случилось осенью памятного 2008 года, уже после краха Lehman Brothers, но еще до начала самых масштабных со времен Великой депрессии трудностей в экономике. Выкупать предложили токсичные активы, связанные с ипотечный кредитованием.

Позднее власти США начали стимулировать потребительский спрос через TARP — например, выкупать инструменты, связанные с автомобильным рынком. К концу 2014 года программа была признана выполненной и ее свернули — деньги вернулись, хотя экономисты до сих пор спорят, стоило ли спасать тех, кто «слишком большой, чтобы упасть».

Ранее, в 1987 году, в США был создан хрестоматийный банк плохих долгов — Grant Street National Bank (GSNB), куда передали некачественные ссуды из Mellon Bank. Специалистам из GSNB тогда удалось из $1 млрд токсичных активов получить $525 млн живых. Это стало возможным благодаря тесному сотрудничеству с коллекторской компанией Collection Service по схеме «издержки плюс 3% от вырученных средств».



Успешным опытом может похвастаться и Швеция, где банки к концу 1992 года также накопили большой объем необслуживаемых долгов. Шведы тогда создали государственные структуры, которым были переданы проблемные долговые обязательства. Уже к 1997 году задача по расчистке токсичных банковских балансов была решена.



Впрочем, если у американцев и шведов все получилось хорошо, то вот у китайцев, например, не очень. Власти КНР пытались разобраться с плохими долгами кредитных учреждений страны после Азиатского кризиса 1997 года, но тогда удалось вернуть лишь 1% от стоимости токсичных активов. Успех США обусловлен развитым финансовым рынком, что позволило привлечь к программе большое количество инвесторов, включая специализированные хедж-фонды, имеющие большой опыт работы с так называемыми мусорными бондами — очень рискованными, но сверхдоходными долговыми обязательствами.

Европейцы не раз собирались повторить опыт США, однако пока так и не запустили свою программу. Возможно, все еще впереди, а пока перед ними стоит задача закончить программу Европейского ЦБ по количественному смягчению.

Российский опыт

В России разговоры о создании банка плохих долгов не прекращаются со времен мирового кризиса 2008 года. Наиболее близки к реализации идеи мы были в 2015 году — после начала санкционных войн. Но и тогда ни власти, ни бизнес не придумали, как это сделать. Зато после старта в 2017 году масштабной санации крупнейших частных банков — «ФК Открытие», Бинбанка и Промсвязьбанка — план, наконец, созрел.

Стоит отметить, что санация частных банков стала лишь поводом. По данным Национального рейтингового агентства (НРА), доля стрессовых активов в банковской системе уже превышает 15%. К слову, даже уровень в 10% по международным меркам свидетельствует о системном кризисе.

В настоящее время уже известен банк, который займется расчисткой авгиевых конюшен, — это «Траст». Впрочем, слово «банк» скоро перестанет относиться к этой кредитной организации — зампред ЦБ Василий Поздышев уже объявил, что в течение этого года «Траст» сдаст банковскую лицензию. То, что останется, будет представлять собой либо инвестиционный фонд, либо управляющую компанию. Некоторые эксперты уже успели окрестить этот институт специализированным государственным коллекторским агентством, куда пригласят соответствующих специалистов, которые займутся хотя бы частичной монетизацией проблемных активов.

Вопрос о статусе этой организации — принципиальный. Ведь требования регулятора к инвестиционному фонду куда либеральнее. Например, ему не нужно будет создавать резервы. Если плохой кредит в классическом банке постоянно давит на капитал, то в фонде он есть не просит.


Не нужно забывать, что не все плохие долги одинаково токсичны. И вчерашний плохо обслуживаемый кредит может «воскреснуть» при изменении внешней или внутренней конъюнктуры. Но и инвестор должен уметь ждать, а для этого нужно не спекулятивное, а стратегическое мышление. Значительная часть плохих активов, которыми будет заниматься специализированный институт, — это как раз активы, которые могут быть «хорошими» при одной конъюнктуре рынка и «плохими» — при изменении условий.

Побочный груз

Отдельная тема — непрофильные активы. Речь идет не только о кредитах компаниям, которые связаны с собственниками. Это могут быть и инвестиции в недвижимость, в зпифы и т. д. Словом, неликвидные или малоликвидные активы. По оценкам НРА, стоимость такого неликвида для всей банковской системы составляет более 2 трлн рублей. Банкиры с удовольствием расстались бы с частью этого груза — вопрос только в цене.

Какие активы и в каком порядке будут переданы в «Траст», пока неизвестно. ЦБ даст «Трасту» в долг 1,1 трлн рублей по ставке 0,5% сроком на год и с возможностью дальнейшей пролонгации еще на два года. Цифра в 1,1 трлн рублей примерно соответствует уже потраченной сумме на расшивку проблемных кредитов между «ФК Открытие», Рост-банком, Бинбанком и «Трастом». Не исключено, что «Траст» в дальнейшем получит сложные долги от Промсвязьбанка, поскольку из последнего делают специализированный банк для оборонного заказа.

Таким образом, ЦБ сделал серьезный первый шаг к тому, чтобы объединить «ФК Открытие» и Бинбанк, освободить новую структуру от груза необслуживаемых ссуд и предложить кредитную организацию рынку на выкуп. Регулятор уже поставил перед «Трастом» задачу вернуть 40-60% от стоимости передаваемых ему проблемных активов. Удастся это или нет — вопрос открытый, ведь специфика российских плохих долгов в том, что большая часть из них оформлялась на бывших бенефициаров банков. А это сигнал того, что шансы на возврат 40-60% не так велики.

От успеха перепрофилированного «Траста» будет зависеть многое. В случае дальнейшего ухудшения внешней конъюнктуры эксперты предсказывают быстрый рост токсичных активов — ведь при скачке курса рубля к доллару на 20% просрочка по долгам, номинированным в иностранной валюте, может вырасти в разы.

Если санкционная спираль продолжит раскручиваться, то проблемные активы будут множиться, и тогда речь пойдет уже о других суммах. Но будем надеяться на лучшее. Ведь если схема работы с плохими долгами заработает, регулятору, возможно, придется куда реже отзывать банковские лицензии.




Автор: Павел Самиев управляющий директор НРА, генеральный директор «БизнесДром»

16.04.2018 | БизнесДром и banki.ru
Малый бизнес: от кредитов к краудфандингу
Банки по-прежнему неохотно кредитуют малый и средний бизнес. Государственные программы поддержки МСБ пока не так эффективны, как хотелось бы. Поэтому в последнее время этот сегмент начинает активно пользоваться альтернативными источниками финансирования: от факторинга до краудфандинга.



Малый и средний бизнес продолжает оставаться в нашей экономике самым слабым звеном. У МСБ обычно нет хороших залогов, такие компании зачастую непрозрачны, оценивать их платежеспособность банкирам дорого, а маржа в итоге оказывается невеликой. Куда проще заниматься потребительским кредитованием или работать с крупными предприятиями. В идеале — с государственными. Помните, сколько шуму несколько лет назад наделало знаменитое заявление главы ВТБ Андрея Костина про малый бизнес? Он, напомним, сказал, что не стоит искусственно накачивать сектор МСБ деньгами, а банки должны идти за спросом, за потреблением. Это были, конечно, трудные экономические времена. Однако позиция Костина была хотя и жесткой, но, будем честны, справедливой.

С тех пор макроэкономика улучшилась: спрос стал расти, хотя и медленно. Восстановление экономики и снижение ставок немедленно отразилось на объемах кредитования МСБ — впервые за последние несколько лет в прошлом году банки нарастили выдачу кредитов на 15,4%. Впрочем, общий портфель кредитов сектору сократился почти на 7%. Это связано с низкой срочностью выдач предыдущих кредитов. Доля кредитов сроком до одного года уже превышает 62% в общих выдачах этому сектору. Как следствие, доля кредитов МСБ в общем банковском портфеле неуклонно снижается уже несколько лет. Если в 2011 году она превышала 18%, то теперь балансирует на уровне 10%.

При этом ставки по кредитам для малых компаний хотя и медленно, но снижаются. Кредит сроком до года подешевел в 2017 году до 12,6%, на более длительные сроки — до 11% годовых.

В прошлом году вступили в игру государственные программы по обеспечению гарантий, что оказало некоторую поддержку сектору. Например, в прошлом году Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы прогарантировал кредиты московским компаниям на сумму 20 млрд рублей. Но даже в масштабах Москвы размеры помощи пока невелики: гарантии покрыли примерно 4% от кредитного банковского портфеля в регионе. Схема работы таких гарантийных фондов выглядит следующим образом. Заемщик идет в банк из сети партнеров и в случае, если ему не хватает залогового обеспечения, обращается в фонд за помощью. Фонд выдает поручительство по кредиту, при этом гарантийное покрытие может достигать 70% от требуемого банками залогового обеспечения.

И банки с этим справляются — однако не все. Наиболее успешно освоили новый механизм работы с малым бизнесом крупные и государственные банки, что привело к росту концентрации в сегменте кредитования МСБ на крупнейших кредитных организациях. Им удалось, с одной стороны, существенно нарастить объемы кредитования, а с другой — снизить просрочку. Но в целом по рынку просрочка растет — с конца 2015 года доля «плохих» долгов выросла до 14,9%. При этом доля «плохих» долгов, например, населению и крупному бизнесу все это время снижается.

Безусловным лидером по выдаче кредитов МСБ в прошлом году стал Сбербанк. Выдача выросла на 60% — до 1,3 трлн рублей. Хорошие показатели продемонстрировали Промсвязьбанк, «Возрождение», Бинбанк, а также Инвестторгбанк, банки «Уралсиб» и «Санкт-Петербург». Однако в связи с санацией некоторых кредитных организаций непонятно, сохранят ли они лидерство в дальнейшем или пойдут по пути сокращения кредитования сектора МСБ.

Достойные результаты показывают и некоторые частные региональные игроки. Самым результативным среди региональных банков в прошлом году оказался банк «Ак Барс». В течение последних семи лет он наращивал объемы выдачи кредитов МСБ, и по итогам 2017 года банк уверенно ворвался в топ-10 кредиторов этого сегмента, заняв сразу седьмое место, согласно данным рейтингового агентства «Эксперт РА». «Ак Барсу» удалось к началу 2018 года довести портфель кредитов МСБ до 50 млрд рублей. В топ-20 по объемам выдачи среди регионалов вошли КБ «Кубань Кредит», КБ «Центр-инвест» и СКБ Приморья «Примсоцбанк».

К счастью, у малого бизнеса в последние годы появились альтернативы традиционным кредитам. МСБ взамен прямого кредитования ищет варианты через лизинг, факторинг, нередко прибегает к микрофинансам — чтобы закрыть кассовые разрывы. А в прошлом году громко заявил о себе новый вид привлечения финансирования — краудфандинг. Это онлайн-платформы, позволяющие инвесторам, в том числе розничным (порог входа на некоторых сервисах начинается даже от 25 тыс. рублей), напрямую кредитовать небольшой бизнес.

Ставки по таким кредитам привлекательны, как правило, предпринимателю удается привлечь фондирование примерно под 2—3% в месяц. Но и отбор там строгий. Краудфандинговые сервисы стремятся конкурировать с банками, а значит, должны показывать куда меньший уровень дефолтов. И это им удается. За счет постоянного совершенствования скоринговых систем просрочка по обслуживанию своих обязательств там на порядок ниже, чем у банков. Государство, кстати, идет таким сервисам навстречу, и нынешним летом увидит свет специальный закон о краудфандинге.

Документ писала та же самая группа депутатов, что писала закон «О цифровых финансовых активах». Получившийся в итоге документ пока рамочный и скорее призван легализовать краудфандинг в России, нежели наложить на него ограничения. По этой причине законодатели решили отказаться от того, чтобы прописать в законе лимиты для инвесторов и для самих малых компаний. Эти лимиты предстоит установить Банку России, и будем надеяться, что они окажутся разумными — в полном соответствии с рыночными запросами.



Автор: Павел Самиев управляющий директор НРА, генеральный директор «БизнесДром»

09.04.2018 | БизнесДром и Forbes
Доверие не на высоте
Управляющий директор НРА Павел Самиев — о том, почему банки неохотно кредитуют предпринимателей


Каждый четвертый россиянин занят в секторе малого и среднего бизнеса (МСБ), а его доля в ВВП страны достигает 20%. По этим показателям Россия серьезно отстает от остального мира. Например, в США каждый второй работает в сегменте малого и среднего предпринимательства, а вклад этого сектора в экономический рост достигает 50%. Еще лучше ситуация в ЕС: 67% и 58% соответственно.

Несмотря на старания государства по поддержке этого рынка, а также усилия банков по расширению кредитования предпринимателей, за минувшие семь лет ситуация почти не изменилась. Увеличение оборота МСБ едва-едва поспевает за уровнем роста всей экономики, хотя он должен развиваться опережающими темпами. Численность занятых практически не изменилась даже на фоне роста количества предприятий. Наконец, инвестиции с учетом индекса потребительских цен показали самую разочаровывающую динамику, близкую к статистической погрешности. Но картина была бы куда хуже, если бы в 2016 году Росстат не изменил критерии отнесения предприятий к категории субъектов МСБ. Напомним, что порог годового дохода был увеличен до 2 млрд рублей, что позволило включить в статистику более крупные предприятия.

С чем связана такая невзрачная динамика в период с 2010 по 2017 год? Виной всему резкие скачки нефтяных цен, валютных курсов, рост административной нагрузки и снижение доходов граждан. Как следствие — резкий рост просрочки по обязательствам и охлаждение банков к работе с такими заемщиками.

Если в 2011 году доля МСБ в общем кредитном портфеле банков, по оценкам Национального рейтингового агентства, превышала 18%, то в прошлом году просела до 10%. Эти изменения связаны с тем, что сектор МСБ традиционно более восприимчив к текущей макроэкономической конъюнктуре. Из-за массового отзыва банковских лицензий произошла миграция заемщиков в крупные кредитные организации. Так, доля 30 крупнейших банков в структуре общей задолженности МСБ только за прошлый год показала рост с 59,4% до 66,9%. И, если крупные банки нарастили кредитование на 34%, то остальные показали снижение на 9%.

Концентрация этой доли кредитного рынка, безусловно, негативно сказывается на развитии предпринимательства, хотя, как показывает практика, крупные банки работают с лучшими по качеству заемщиками. Так, доля просроченной задолженности МСБ в Москве перед банками из топ-30 составляет 11,6%, а у остальных — 22%.

Несмотря на все сложности, в минувшем году картина стала улучшаться, что вселяет определенный оптимизм. В прошлом году эксперты Национального агентства финансовых исследований (НАФИ) впервые с 2013 года зафиксировали рост объема выданных МСБ кредитов сразу на 15,4% до 6,1 трлн рублей. И даже несмотря на то, что данный показатель лишь соответствует уровням 2011 года, есть все основания считать, что негативный тренд преодолен и вскоре объемы кредитования восстановятся до рекордных уровней и по нашим прогнозам превысят 8,1 трлн рублей.

Основания для надежд? Медленный, но неуклонный рост потребления в России. Согласно прогнозу Sberbank CIB, в ближайшие годы темпы потребления на фоне роста доходов будут опережать динамику ВВП на 1–2 процентных пункта. Согласно нашим прогнозам, в этом году кредитный портфель МСБ может вырасти на 10%, при этом просрочка не снизится и продолжит оставаться на опасно высоком уровне порядка 15%. Снижение проблемных кредитов в секторе возможно лишь после расширения программ государственной поддержки, а также дальнейшего совершенствования риск-менеджмента в банках и изменения подходов к кредитованию небольших бизнесов.

Автор: Павел Самиев управляющий директор НРА, генеральный директор «БизнесДром»

28.03.2018 | БизнесДром и Forbes
Российские банки: «уставшие акционеры» и растущий госсектор
Докапитализация по-прежнему необходима банковскому рынку; даже при условии низких темпов роста, близких к стагнации, масштабы необходимых от акционеров или новых инвесторов вливаний можно оценить в диапазоне 2-2,5 трлн рублей, а если рынок начнет показывать чуть более активную динамику роста, то еще больше. Главная проблема не в том, что таких ресурсов нет у акционеров и инвесторов, а в том, что мотивация докапитализировать банки и инвестиционная привлекательность рынка едва и не минимальные за всю историю.

То, что российским банкам по-прежнему требуется дорезервирование по проблемным активам и докапитализация, вряд ли кто-то будет оспаривать. Однако оценки относительно объемов докапитализации, особенно в разрезе групп банков, очень разнятся. Докапитализация требуется по разным причинам: регулятивный фактор, рост проблемных активов (либо сохранение старых проблем в портфеле, «тяжелого бремени» прошлых кризисов, которые так и не были правильно отрезервированы), необходимый запас капитала под рост нового портфеля. Российские банки нуждаются в докапитализации, прежде всего, из-за большой доли стрессовых активов, которые до сих пор не имеют адекватно консервативной оценки. Проблема характерна в большей степени для корпоративных банков, особенно с узкой полукэптивной клиентской базой; но и ряд розничных и универсальных банков, в том числе региональных также должны получить вливания в капитал не только для роста, но и для выживания.
Существует много индикаторов проблемных активов; уровень просрочки – самый очевидный, но и наименее адекватный. В соответствии с РСБУ уровень просроченной задолженности в корпоративном портфеле российских банков уже несколько лет стабилен, порядка 7%. Просроченная задолженность по ссудам МСП вырос с 7,1% в 2013 до более чем 15% в конце 2017, побив рекордный уровень даже кризиса 2008-2010 гг. В рознице колебания еще сильнее, самый низкий показатель ожидаемо у ипотечных кредитов (уже несколько лет в районе 2%), в сегментах потребкредитования стабильно выше 10%. Однако чуть более корректным было бы оценивать долю проблемных активов с учетом не только фактически просроченной задолженности, но по доле 4 и 5 категорий качества в портфелях; кроме того на балансах банков велика и доля непрофильных активов (более 2 трлн рублей в настоящее время), часть из которых представляет неликвид, зачастую – вложения в связанные с акционерами банков предприятия или паи ЗПИФов. Разумеется, это тоже требует адекватного покрытия капиталом. И сейчас ряд банков, даже среди крупных, имеет уровень иммобилизации капитала более 50%, в среднем он не снижается.
Разные отрасли дают очень разную картину по качеству портфеля. Строительный сектор, например, показал за два года буквально взлет уровня просрочки с 11 до 23%, а доля проблемных кредитов в этом сегменте приближается к 40%, по оценкам НРА; с другой стороны сельское хозяйство, которое всегда было одним из антилидеров по просрочке и числу проблемных заемщиков, демонстрирует удивительную стабильность: просрочка колеблется в районе 10-12%, доля реструктуризаций также стабильна. Нефтегазовый сектор, добыча полезных ископаемых, энергетика – лидеры по минимальной доле проблемной задолженности, в несколько раз ниже среднерыночной (2-4%).
Но конечно более правильна оценка с учетом вынужденных пролонгаций и реструктуризаций, а также кредитов, которые могут классифицироваться в третью группу, но при этом реально представляют не очень качественный портфель. Общая сумма «стрессовых» и проблемных активов вдвое выше просрочки и составляет порядка 14-16%, причем это относительно оптимистичная оценка. В случае ухудшения внешней конъюнктуры может быть и быстрый рост этой доли. В частности, при изменении курса доллара более, чем на 20% за месяц, платежная дисциплина валютных заемщиков может существенно ухудшится – и как показывает опыт, просрочка за короткий период может подскочить в разы. Хорошие в текущих условиях кредиты могут стать плохими при изменении нескольких макропараметров.
Формально же нормативы достаточности выполняются с запасом у большинства банков. По нашим оценкам, в топ-100 банков запас по абсорбированию убытков составляет около 4,5% совокупного кредитного портфеля (иначе говоря резкое обесценение такой доли кредитного портфеля может привести к нарушению нормативов достаточности). В принципе это приемлемый запас, по мировым меркам точно. Но это только формально; реальная оценка качества активов, как уже сказано выше, дает как минимум удвоение рисковой нагрузки на капитал, то есть в на самом деле эти 4,5% в значительной степени «съедены», запаса капитала реально нет.
За 2017 год остаток резервов под возможные потери по ссудам увеличился на 27%; в январе этого года уровень резервов вырос еще на 2,1% до 7,1 трлн руб, тенденция продолжается, и уровень резервов растет быстрее чем любые другие индикаторы отрасли: чем рост кредитного портфеля, как в целом, так и по сегментам, чем рост депозитов, наконец, чем рост капитала. Это давление и на финансовый результат и на капитал: оценка качества ссудного портфеля постепенно ужесточается, по всей видимости, даже формально запас абсорбирования убытков по портфелю снизится за ближайшие полгода такими темпами до 3-3,5%.
Также надо отметить и влияние и внедрения МСФО 9 на достаточность капитала, что еще добавляет необходимость повышения капитала. Но этот эффект незначительный, не более 1 п.п., а для крупнейших банков до 0,5 п.п.
Конечно есть и внутренние источники роста капитала: прибыль сектора. Внешне ситуация с прибыльностью выглядит неплохо. Прибыль сектора в 2017 году оказалась конечно меньше, чем в 2016, но правда это в значительной степени эффект больших убытков трех банков, попавших на санацию (несколько сотен миллиардов рублей убытков). Всего прибыль банков по итогам года составила 790 млрд руб (против 930 млрд годом ранее).
Чистая процентная маржа немного снизилась (с 4,5% в 2016 до 4,4% в 2017 году), но почти незаметно, что даже удивительно с учетом того, что кредитные ставки падали с опережением по сравнению со стоимостью фондирования. Более того, банки сами прогнозировали более жесткое сжатие процентной маржи, и готовились к худшему, но пока уровень ЧПМ у российских банков один из самых высоких среди стран похожего уровня развития, и выше чем почти во всех странах Европы.
Однако, если мы вычтем из прибыли и показателей рентабельности цифры Сбербанка (674 млрд руб) и ВТБ (104 млрд руб), то картина меняется резко: прибыль сектора вдвое меньше, чистая процентная маржа едва достигает 3,5%, причем снижается гораздо быстрее, чем с учетом Сбербанка. Отрицательный финансовый результат в сумме 722 млрд руб (!) показали 140 банков. Прибыль сектора еще более концентрирована, чем другие параметры; банки с госучастием имеют порядка 69% от совокупных активов и 68% кредитного портфеля сектора, но более 70% прибыли.. В результате прибыль конечно же является значимым источником докапитализации, но не точно не может полностью обеспечить ее.
В текущем году ЦБ, по оценкам S&P, может направить на докапитализацию санируемых банков до 1 трлн рублей; скорее всего, я думаю, сумма окажется меньше. Однако масштаб все равно будет огромным; частный банковский сектор должен, по идее, направить на докапитализацию не менее 1 трлн, при том что прибыль его (без учета госбанков) вряд ли превысит треть от этой суммы.
Главное опасение вызывает низкая мотивация банкиров и отсутствие интереса инвесторов. Иностранных инвесторов уже никто и не рассматривает в качестве источника; доля банков с участием нерезидентов в капитале за 10 последних лет упала вдвое и сейчас лишь чуть более 3% от совокупных активов банковского сектора; число иностранных банков в топ-30 сократилось до четырех. Когда-то российские банки и регулятор всерьез опасались, что крупные мировые финансовые холдинги и банки «захватят» российский рынок. Вводились квоты и ограничения. Теперь опасаться скорее надо еще большего сворачивания иностранных банков в России, что конечно не позитивно скажется на качестве конкуренции.
Российские инвесторы видят банковский рынок как нестабильный, слаборентабельный, имеющий множество внутренних, в том числе скрытых угроз. Множество текущих акционеров банков думают не о том, как докапитализировать, а скорее как найти удачный вариант продаться. Синдром «уставших банкиров», о котором в прошлом году заговорил и регулятор будет сдерживать докапитализацию рынку. Государство, в том числе в лице Фонда консолидации банковского рынка, разумеется, будет докапитализировать свои банки. Частные акционеры драматически в меньших масштабах. В результате сектор будет иметь высокий уровень рисков, как и сейчас, недостаточно покрытый капиталом, а госсектор будет расти и дальше и вполне может достигнуть ¾ рынка.


Автор: Павел Самиев управляющий директор НРА, генеральный директор «БизнесДром»

27.03.2018 | БизнесДром и banki.ru
Новой санации семь месяцев: полет нормальный
Новому механизму санации проблемных банков через Фонд консолидации банковского сектора (ФКБС) исполняется семь месяцев. Прошлой осенью первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин пообещал оздоровить банки по новой схеме за 6—8 месяцев. В каком состоянии находятся сегодня «ФК Открытие», Бинбанк и Промсвязьбанк?


Мы, конечно, пока можем подвести только промежуточные итоги. Однако новости и отчетность санируемых банков в целом вселяют оптимизм. Наиболее позитивно выглядит Бинбанк: прирост активов на 19% по итогам января (хотя и продолжение роста проблемной задолженности, впрочем, как и в целом по рынку), но главное — банк продолжает показывать прибыль и удерживает показатели эффективности на высоком уровне. Еще более существенный момент: можно констатировать, что Бинбанк первым завершил этап структурирования периметра санации, когда его основной экс-владелец Микаил Шишханов завершил передачу нефинансовых активов на баланс Рост Банка. Речь идет об активах на сумму около 70 млрд рублей.

Санация Бинбанка, благодаря конструктивному сотрудничеству бывших собственников и регулятора, выглядит на сегодняшний день наиболее успешной. Так, банк договорился с держателями еврооблигаций на 150 млн долларов об отказе от прав досрочного погашения бумаг при смене собственника. Таким образом, ЦБ удалось даже сэкономить на санации и расшить долги. В процессе оздоровления ЦБ дал Рост Банку около 800 млрд рублей на погашение кредитов перед Бинбанком, а также АСВ. Часть полученных средств Бинбанк направил на погашение задолженности перед Банком России. Сам Бинбанк докапитализирован как за счет вливания средств, так и за счет выкупа акций. Сегодня его капитал превышает 100 млрд рублей.

Не так безболезненно идет процесс формирования периметра санации «Открытия», но и там есть прогресс в показателях финансовой отчетности. Так, активы «Открытия» в феврале подросли. Меньше чем на полпроцента, но тем не менее. С прибыльностью динамика куда лучше: в январе банк показал убыток в 220,5 млрд рублей, но уже в феврале — всего 9 млрд рублей. Восстанавливаются резервы, растут процентные и комиссионные доходы, в банк стали возвращаться клиенты. Правда, просрочка продолжает расти и уже составляет 21,5% от всего кредитного портфеля. Недавно стало известно, что банк «Открытие» досрочно вернул более 85% средств, выделенных на санацию: 603 млрд из 710 млрд рублей, часть из которых банк выплатил из собственных средств. ЦБ погасил долг «Траста» перед Агентством по страхованию вкладов, таким образом, избавив «Открытие» от этой непосильной ноши.

У Промсвязьбанка, напротив, активы просели почти на 5%, а просрочка по портфелю превысила 18%. ЦБ планирует обязать бывших собственников банка Дмитрия и Алексея Ананьевых возместить ущерб. Речь идет о сделках по выводу из банка порядка 110 млрд рублей, и уже есть предписание от ЦБ о сокращении доли Ананьевых в капитале банка «Возрождение» до 10%, затем этот актив будет продан. Судьба «Промсвязьбанка» решена — на его базе сделают профильный банк для исполнения государственного оборонного заказа и госконтрактов. Итак, ранее государство потратило на спасение банков 500 млрд рублей, а вливания через Рост Банк и «Траст» составили еще примерно 1,1 трлн рублей. Также подспорьем для будущих оздоровленных банков станут пенсионные деньги — ЦБ хочет разрешить НПФ размещать свои длинные деньги в этих кредитных организациях. Послабление от ЦБ открывает для банков почти неиссякаемый источник финансирования. На сегодня в НПФ находится примерно 2,3 трлн рублей пенсионных накоплений. Доступ к этим деньгам позволит «Открытию» и Бинбанку встать в один ряд с государственными банками по стоимости фондирования.

Спустя семь месяцев после запуска нового механизма санации основные оздоровительные процедуры можно считать законченными. Этот механизм явным образом — хотя бы по интенсивности мер — выглядит куда эффективнее, чем санация через АСВ. Напомним, что ранее банки годами находились на санации, но их проблемы лишь множились. Теперь же санируемые финансовые институты активно готовятся к новому этапу. Согласно решению Центробанка, Бинбанк будет объединен с «Открытием» до 1 апреля 2019 года.

В том, что дело будет доведено до конца, сомнений нет. Эльвира Набиуллина сегодня становится едва ли не единственным человеком, способным проводить антикризисную экономическую политику в условиях ужесточения санкций и новых геополитических скандалов. Тем временем президент уже поставил перед ней новую амбициозную задачу — вывести санируемые активы на рынок. «Их нужно энергично выводить на рынок и продавать», — дал он указание ЦБ в своем послании Федеральному собранию.

Как, кому, и в какие сроки продавать объединенный банк — большой вопрос, на который сегодня нет ответа даже в кабинетах на Неглинной. И возможно, продажа затянется. Но не зря же Герман Греф недавно высказывал озабоченность тем, что Сбербанку придется конкурировать с объединенным мощным банком.

Автор: Павел Самиев управляющий директор НРА, генеральный директор «БизнесДром»

02.03.2018 | БизнесДром и finparty.ru
Нейробанки и робоинвесторы: Павел Самиев о финансах будущего
Технологии преобразят финансовый рынок, считает управляющий директор Национального рейтингового агентства Павел Самиев. Уже в ближайшие год-другой робоинвестиции, телестрахование, банковские нейросети и онлайн-микрофинансы станут для нас совершенно привычными. И да — Большой брат будет знать о нас все.

Страхование: беспилотники спешат на помощь

В страховой сфере давно применяются телематические решения, но наконец-то качество перейдет в количество — развитие дистанционной медицины и удаленного мониторинга станет главным трендом. Несколько лет назад никто и подумать не мог об онлайн-консультациях профессиональных врачей, электронных медкартах пациентов, трекерах, контролирующих давление, пульс и содержание сахара в крови. Но сегодня это реальность, и телемедицина получает все большее распространение благодаря новым технологиям, а также своему законодательному закреплению в России и за рубежом.

Бонусы полагаются за соблюдение принципов ЗОЖ, даже за каждое правильное действие для укрепления здоровья. Затем их можно использовать для снижения тарифов на страхование, полезных покупок или оплаты профилактических либо медицинских услуг.

По статистике Американской телемедицинской ассоциации, дистанционные консультации снижают число личных визитов к врачам на 70%, а количество госпитализаций — на 19%. По прогнозу BBC Research, к 2019 году глобальный рынок телемедицины достигнет почти $44 млрд и будет ежегодно расти почти на 18%. В России это уже тоже значимый бизнес-сегмент, причем, пожалуй, именно в нем сконцентрированы самые динамичные стартапы.

Другой новый тренд в страховании — использование дронов. Ведь гораздо проще с их помощью осматривать удаленные зоны бедствия или застрахованные поля с урожаем. Как показал опрос, проведенный LexisNexis Risk Solutions, в США 40% страховых компаний отправляют на место ДТП беспилотники вместо своих представителей. В сельскохозяйственном и строительном страховании наряду с дронами широко применяются методы космического мониторинга.

Еще один тренд — цифровизация всего процесса взаимодействия страховщиков с клиентами, в частности урегулирования страховых случаев. В Великобритании компании уже давно оценивают ущерб по фото с места ДТП. Зашел в приложение, сфотографировал повреждения, оставил там же простую заявку — жди выплату. Как ни странно, это не повышает уровень мошенничества, а только уменьшает бюрократию. В России многие участники страхового рынка тоже готовятся внедрять такую схему работы.

Банки превращаются... в нейробанки

Несколько лет назад кредитные организации стали запускать чат-ботов в мессенджерах и виртуальных консультантов на сайтах. Теперь же с клиентами начинают общаться не просто роботы, умеющие отвечать на типовые вопросы, а самообучающиеся «электронные специалисты». Иногда даже с человеческими именами, как у всякого обладателя продвинутого интеллекта. Общение становится все более персонализированным, хотя пока что случается много казусов и смешных ситуаций.

Банки начинают оценивать поисковые запросы, структуру покупок, все передвижения клиента и делать ему специальные предложения в соответствии с его предпочтениями. С одной стороны, это удобно и приятно. С другой — немного страшно. Большой брат не только все видит и знает о вас, но и анализирует, а также постоянно пытается что-то вам продать или подключить вас к какой-нибудь экосистеме. От оказания стандартных услуг банки переходят к работе по принципу супермаркетов, в которых представлены продукты из разных отраслей — как смежных, так и не связанных с финансами. Например, это могут быть страховые, инвестиционные сервисы, юридическая поддержка, консалтинг.

Идея финансового супермаркета уже однажды находилась на волне популярности. В середине 2000-х, которые сейчас принято называть «тучными годами», всем очень нравилось налаживать на базе своих банков продажи дополнительных продуктов. Но в кризис эта модель себя не оправдала, и в дальнейшем интерес к ней стал угасать. Ее нынешний ренессанс выглядит гораздо интереснее. Big data и нейросети — вот новый фундамент финансовых супермаркетов.
Особый шик, который очень скоро станет нормой, — омниканальность. Вы можете позвонить в колл-центр, потом получить ответ на ваш вопрос в соцсети или мессенджере, а затем еще направить письмо с разъяснением. То есть банк постоянно остается с вами на прямой связи. Почти как друг и товарищ, а точнее — Большой брат, как мы уже выяснили.

Инвестиции без людей


Говорят, профессии инвестиционного аналитика, трейдера и консультанта скоро станут почти невостребованными. Роботы заменят всех, но именно в данной сфере процесс будет идти максимально быстро. Не думаю, конечно, что ситуация настолько драматична, но роботизация — действительно тема номер один в инвестициях.

Торговые роботы, робоэдвайзеры, формируют портфели для своих клиентов, анализируют данные и заключают сделки с невообразимой скоростью. Отдельная история — алгоритмы так называемого количественного инвестирования. Как выглядела фондовая биржа, скажем, 100 лет назад? Это были знакомые нам по фильмам залы, где трейдеры бешено кричали, стараясь перебить друг друга. Телефонная, а затем интернет-связь значительно облегчили доступ к торговым операциям. А в 1970-х Эд Торп, профессор математики одного из университетов США, первым применил количественный анализ для оценки направления движения рынка. Он создал алгоритм, который с помощью математических формул подсчитывал вероятность роста или снижения цены актива и самостоятельно совершал сделки. Метод управления капиталом получил название quant investing («количественное инвестирование») и именно сейчас, когда вычислительные мощности позволяют анализировать очень быстро огромные массивы данных, раскрывает свой потенциал. Посмотрим, «похоронит» ли этот метод портфельных управляющих.

В этом же контексте нельзя не вспомнить еще об одном тренде. Буквально недавно в России появились первые приложения для легкого инвестирования, их число постоянно растет. С их помощью можно прямо в смартфоне выбирать инструменты для вложения своих средств, покупать их и продавать, следить за их доходностью.

МФО как полигон для испытаний


Многие считают микрофинансовые организации периферией финансового рынка, а ведь на самом деле именно в этом сегменте тестируются и уже применяются некоторые новации, до которых банки дойдут только через несколько лет. Секрет прост: гибкость и умеренный масштаб бизнеса позволяют МФО быстрее внедрять новые проекты. Немаловажно, что микрофинансисты — по большей части народ очень молодой и в хорошем смысле экстремальный. Они любят экспериментировать, легко идут на риск, фонтанируют идеями. Регулятор заявляет, что нам нужна «технологическая песочница», в которой можно будет пробовать разные инновации. А ведь микрофинансовый рынок фактически стал таким испытательным полигоном. На нем уже есть примеры проектов, больших даже по банковским меркам, которые начинались как смелые эксперименты.


Автор: Павел Самиев управляющий директор НРА, генеральный директор «БизнесДром»

21.02.2018 | БизнесДром и Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы
Просрочка в сегменте МСП: стабилизация или новый виток роста?
В 2017 году ситуация с плохими долгами стабилизировалась, но к концу года их доля в портфеле МСП вновь начала расти — на начало ноября этот показатель составил 15,2% в целом по России и 19,8% — по Москве. Крупнейшие банки имеют лучшее качество портфеля МСП: показатели просрочки у них составляют около 10%, по всей видимости, это — следствие списания старых долгов из отчетности. Более прицельно мы исследовали ситуацию на столичном рынке, опираясь на расчеты Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы. Так, в портфеле Фонда качество субъектов МСП за последние годы существенно выросло. В целом текущий уровень выплат в Фонде существенно ниже рынка — 2,7% (против среднерыночной просрочки в Москве около 20%), кредиты с гарантийной поддержкой в Москве не только менее рисковые, но и показали высокую надежность. При этом в структуре выданных гарантий на рефинансирование кредитов приходится всего 4%. На снижение просрочки могут оказать влияние несколько факторов: общая стабилизация экономической ситуации, рост потребительского спроса, рост финансовой дисциплины среди предпринимателей и новые модели оценки кредитоспособности.

В сегменте МСП традиционно просрочка выше других направлений кредитования. На текущий момент просрочка в малом бизнесе по стране находится в районе 15%, для сравнения: по корпоративному кредитованию — на уровне 7%. Высокие риски кредитования МСП связаны с тем, что предприниматели быстрее реагируют на текущие экономические изменения или с тем, что банки так и не научились оценивать риски в данном сегменте. При негативных изменениях банки получают череду дефолтов. Так происходило в конце 2014 года–начале 2015 года. Резкие скачки курсов, падение сырьевых цен, негативные локальные экономические тенденции, например, снижение потребительского спроса, доходов населения, привели к тому, что малый бизнес стал сжиматься.

Ухудшение качества МСП напрямую отразилось на банках, которые активно кредитовали МСП, особенно по модели «кредитных фабрик» (облегченной скоринговой системе кредитования). По данным Банка России, доля просроченной задолженности в общем объеме кредитов субъектам МСП за 2015 год выросла почти на 6 п.п., для сравнения: по кредитам крупным компаниям — всего на 1,5 п.п. Тогда же кредитные организации, столкнувшись с ростом проблем по кредитам малому бизнесу, резко ужесточили требования к заемщикам, что привело фактически к сжатию этого рынка. В результате в 2015 году банки выдали МСП почти на 25% меньше долгосрочных кредитов, чем за предыдущий год (данные ЦБ).

В конце 2016–2017 годов уровень проблемных долгов снизился до 13–14% и стабилизировался. Однако к концу года 2017 года тренд стал разворачиваться. Это остается основным негативным фактором, для дальнейшего развития кредитования МСП. Пока доля кредитов МСП в структуре общей задолженности остается низкой — 10% в среднем по России и 8% в Москве.

Источник: Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы по данным Банка России
Источник: Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы по данным Банка России
При этом банки из тop-30 имеют просрочку по портфелю МСП ниже рынка. Уровень проблемных долгов в портфелях ниже, чем в целом по всем банкам. Причем в их портфелях тop-30 сейчас просрочка в Москве практически не отличается от средней просрочки в этих же банках по всей России. Возможно, сыграло свою роль списание старых долгов, отражавшихся в отчетности, как необслуживаемые кредиты. Также качество портфелей ведущих игроков рынка может быть связано с более активной работой с гарантийными фондами, которые проводят дополнительную проверку и оценку предпринимателей перед обращением в банк.

Источник: Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы по данным Банка России
Традиционно, небольшие банки кредитовали МСП без применения «кредитных фабрик». Практика показала, что и крупные игроки не готовы продолжать действовать по старым скоринговым моделям, отказываются от «фабрик» и возвращаются к методикам индивидуальной оценки. Однако, целый ряд небольших банков лишились лицензий в 2015–2017 гг. (указанные данные получается из отчетов форме 04093021 , которые сдают только действующие банки). Поэтому статистика по небольшим банкам с 2015 года стремительно ухудшается. В ходе регулятивного банковского кризиса 2015–2017 годов достаточно большое количество кредиторов МСП ушло с рынка.

В портфеле Фонда содействию кредитованию малого бизнеса Москвы качество субъектов МСП за последние годы существенно выросло. В настоящее время текущий уровень выплат в Фонде существенно ниже рынка — 2,75% (в среднем по рынку в Москве — 19–20%). В 2015 году уровень выплат Фонда также составлял 13–14% (график 4). Причины довольно просты — новый портфель, сформированный по практикам риск-менеджмента, которые гораздо более близки к практикам небольших банков, нежели крупных игроков — генерирует меньшую дефолтность.

Источник: Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы по данным Банка России
При этом в структуре выданных гарантий по кредитам МСП на рефинансирование, которым обычно закрывают проблемные кредиты, приходится всего 4% (график 5). В отраслевом разрезе поручительства Фонда получили торговые компании (51%), производственные (16%), строительные (9%), транспортные (4%) организации, а также фирмы, занимающиеся медициной (3%) и инновациями (1%).

Источник: Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы по данным Банка России
В 2018 году, при условии дальнейшей стабилизации экономической ситуации и росте потребительского спроса, кредитный портфель МСП может вырасти на 10%, просрочка останется на уровне 14–15%. На снижение просрочки может повлиять, в частности, отбор в портфели банков более кредитоспособных МСП за счет эффективных практик риск-менеджмента и расширения программ господдержки для наиболее успешных отраслей МСП, дающих лучшую отдачу.

При негативном сценарии, ухудшении макроэкономической ситуации, что отрицательно скажется на потребительских настроениях и спросе, просрочка по МСП будет дальше расти — до 20–25%. Все это мотивирует организации государственной поддержки начать пересмотр традиционных подходов к продуктовой линейке, становясь еще ближе к реальным МСП и их финансовым потребностям.
13.02.2018 | finversia.ru
Пенсии-онлайн: оцифровывать их начали в Госуслугах

Рынок пенсионных накоплений трансформируется: меняется его структура, регулирование, а также технологическая база, скоро пенсии могут стать цифровыми. Как минимум часть документооборота точно можно перевести в онлайн. Сейчас обсуждается законопроект о процедуре перехода между НПФ через портал Госуслуг.

Нарушения при переходе граждан между НПФ – вопрос, который вызвал много шума в прошлом году. В 2017 году количество жалоб граждан на незаконные переводы пенсионных накоплений выросло в несколько раз. А ведь при досрочном переходе из одного НПФ в другой теряется инвестиционный доход страхователя. В НАПФ говорили о более 5 тыс. жалобах граждан, написавших заявление о переводе их накопительной пенсии из одного НПФ в другой и получивших отказ ПФР по причине появления второго заявления, которое гражданин не писал.

Чтобы решить проблему, ЦБ разработал законопроект, предусматривающий переход россиян между НПФ через сайт Госуслуг, этот документ сейчас рассматривается в Госдуме и активно обсуждается финансовым сообществом. Если законопроект, разработанный ЦБ, будет утвержден, человеку достаточно будет зайти на портал Госуслуг и подать заявление о (досрочном) переходе в другой фонд. Чтобы максимально снизить риски незаконных переходов, необходимо, чтобы на портале по-прежнему использовалась именно квалифицированная электронная подпись для подтверждения перехода. Ожидается, что он будет принят в текущем году. Однако и в нем есть несколько дискуссионных моментов.

Смена процедуры перехода между НПФ, предусматривающая обращение к текущему страховщику, – это важнейшее решение, которого ждет отрасль, поскольку оно даст импульс для дальнейшего развития рынка. Это решение сможет поднять репутацию пенсионной системы на новый уровень после всех многочисленных изменений и реформ, произошедших за последние несколько лет.

По всем этим причинам переход граждан между НПФ через портал Госуслуг поддерживают и сами фонды, при этом, они настаивают на том, чтобы вместе с информацией о подписании застрахованным лицом заявления о переходе, текущий НПФ получал актуальные контактные данные такого застрахованного лица из портала Госуслуг (пока это четко в законопроекте не прописано). Пока обязанность обращения к текущему страховщику законодательно не закрепляется, и это, по-прежнему, может создавать условия для неправомерных переходов и мошеннических действий. Получение же доступа к актуальным данным клиента текущему НПФ позволит решить проблему незаконного перевода пенсионных накоплений без ведома гражданина. Именно в такой конфигурации система в целом станет более прозрачной, так как информация о поданном заявлении о переходе будет доступна и старому, и новому страховщику.

В принципе, обращение к текущему страховщику – более эффективное решение, которое можно сравнить, например, с банковскими услугами: вы не сможете закрыть вклад, не уведомив об этом банк.

Еще один дискуссионный вопрос связан с потерей инвестиционного дохода. По мнению ПФР, в текущей редакции документ не решает эту проблему. Законопроект предусматривает направление НПФ в ПФР информации о начисленном инвестиционном доходе по итогам года. Чтобы рассчитывать точную сумму потерь на момент подачи заявления, клиенту нужно ее сначала запрашивать у текущего страховщика, потом ожидать получения информации, и только после этого подавать заявление. Если внести соответствующие изменения в законопроект, мы, по сути, вернемся к подаче заявления «в два этапа», как предлагалось ранее.

При принятии законопроекта, Госуслугами сможет воспользоваться каждый, кто заинтересован в подаче заявлений онлайн. Мы говорим о той части населения, которые получают накопительную пенсию. А это люди 1967 года рождения и моложе. И воспользоваться новыми технологиями для них не составит труда. Наравне со всеми смогут это сделать и так называемые «молчуны», то есть те россияне, которые по умолчанию оставили пенсии в государственной УК.

Роль ПФР при смене конфигурации перехода остается прежней – рассмотрение и удовлетворение заявлений о переходе. Еще одно преимущество законопроекта – он снизит процент отказов, так как в системе по сути в один момент времени сможет существовать только одно заявление одного застрахованного лица. До его отзыва и прохождения определенного срока – следующее заявление не сможет быть подано.

В будущем «оцифровать» можно будет все этапы взаимодействия страхователей и НПФ, начиная от выбора НПФ, либо перехода между фондами, заканчивая мониторингом инвестиционного дохода и получением пенсии. После массы реформ, изменений, проб и ошибок пенсионная система может стать комфортным и технологичным наряду с другими сегментами финансового рынка.


Павел Самиев,
управляющий директор Национального рейтингового агентства, генеральный директор БизнесДром
09.02.2018 | forbes
На перепутье: рынок пенсионных фондов становится все более государственным
Клиенты НПФ хотя получать высокую доходность; реальный сектор хочет получить длинные деньги от фондов. Что мешает этому и как сделать НПФ эффективными управляющими активами?
Комитет Госдумы по финансовому рынку рекомендовал принять во втором чтении правительственный законопроект, который вводит фидуциарную ответственность НПФ и повышает требования к их расходам. Фидуциарная ответственность предполагает материальную ответственность пенсионных фондов за неэффективное исполнение обязанностей по инвестированию средств застрахованных лиц. Согласно законопроекту, НПФ должны будут приобретать и реализовывать активы на наилучших доступных условиях на момент заключения сделки, а также инвестировать в активы, ожидаемая доходность по которым, с учетом риска таких активов, не ниже, чем по иным доступным способам размещения. Проще говоря, теперь они должны будут выбирать наиболее маржинальные инструменты из доступных по рискам.

Страхователи, будущие пенсионеры за чередой постоянных реформ совсем потеряли понимание, как они могут влиять на пенсионную систему или хотя бы на свое будущее, свою пенсию. Они видят, что постоянно вводятся новые правила работы для НПФ, следят за реформами, но не могут понять, какова их роль и механизм влияния на управление пенсионными портфелями, от которых зависит то, какой будет их финансовое обеспечение в старости.
В последние годы заметно усилилась концентрация и выросла доля государства в рынке. Так, по итогам трех кварталов 2012 года на топ-5 приходилось 45%, а по итогам аналогичного периода 2017 года на топ-5 — уже около 70% пенсионных накоплений. Топ-10 игроков в 2017 году контролируют 90% рынка. В этой десятке лидеров — пять игроков, принадлежащих структурам с госучастием.

Также произошло заметное ужесточение регулирований, которые должны были повысить прозрачность инвестиций, фонды акционировались и были обязаны войти в систему гарантирования пенсионных накоплений. Кроме того, ЦБ обязывает НПФ раскрыть на сайтах данные о доходности в прошлых периодах, об инвестиционных рисках, о реестре действующих и исключенных агентов НПФ, а также о принципах распределения инвестиционного дохода. Среди недавних изменений: в начале декабря Банк России представил скорректированную методику проведения стресс-тестирования, которое станет обязательным для всех НПФ с февраля следующего года. Анализ представленного документа показывает, что и методика является достаточно консервативной. В будущем скорее всего еще сильнее вырастет доля вложений в облигации федерального займа (ОФЗ), вероятность дефолта по которым равна нулю, что гарантирует прохождение тестов. По данным Банка России, на конец третьего квартала 2017 года доля ОФЗ в структуре портфеля пенсионных накоплений уже увеличилась на 8 п. п. и достигла 13%.

С одной стороны, регуляторные изменения привели к тому, что деятельность НПФ становится все более контролируемой и прозрачной, с другой — огромные объемы пенсионных средств сосредоточены в руках государства и правила инвестирования для НПФ максимально жесткие. В такой ситуации возникает вопрос: могут ли НПФ сегодня инвестировать в реальный сектор экономики и обеспечивать достойную доходность для своих клиентов?

Сейчас основным вариантом инвестирования пенсионных денег выступает банковский сектор (депозиты), но к 1 июля 2018 года, согласно требованиям Банка России, их доля должна не превышать 25%. Около 51% пенсионных накоплений и 36% пенсионных резервов были размещены в корпоративные облигации в первом полугодии 2017 года. Кроме того, около 18% пенсионных накоплений НПФ инвестировали в акции.

Вложения в долгосрочные инфраструктурные проекты поддерживают отечественную экономику и приносят доход для будущих пенсионеров. Однако проектов, в которые фонды могут вложиться с учетом существующих жестких регуляторных ограничений, крайне мало. Более того, согласно требованиям ЦБ, фонды имеют право держать в портфелях ценные бумаги, имеющие рейтинги от «Эксперт РА» или АКРА. Но далеко не все эмитенты заинтересованы в получении рейтинга от российских агентств, так как это связано с раскрытием конфиденциальной информации.

Набор доступных инвестиционных инструментов для НПФ, таким образом, очень ограничен. Вместе с этим отсутствует приток новых средств в систему — с 2014 года суммы на счетах будущих пенсионеров растут исключительно за счет инвестирования. Новые поступления и не предвидятся: в конце прошлого года Госдума приняла законопроект о продлении до 2020 года «заморозки».

Как известно, доходность фондов — это производная от состояния экономики, а вместе с ней и финансового рынка. На фоне снижения ключевой ставки падают и доходности на долговом рынке. Динамика фондового рынка в текущем году является отрицательной из-за негативных тенденций в банковской системе, а также оттока капитала и замедления темпов экономического роста. Так, субиндекс акции активов пенсионных накоплений снизился с начала года на 9,1%. Снижается и доходность пенсионных фондов. Согласно данным Банка России, доходность НПФ от инвестирования пенсионных накоплений за девять месяцев текущего года составила 4,6% годовых, от размещения пенсионных резервов — 4,9%. При этом доходность за аналогичный период прошлого года составила по пенсионным накоплениям 10,6% годовых, а по пенсионным резервам — 10,9%.

Кроме всего прочего, ограничивает НПФ в выборе инвестиций текущая система вознаграждения фондов. Поэтому для участников рынка важно принятие новой системы вознаграждения НПФ. Напомним, в июле 2017 года Госдума приняла в первом чтении закон о вознаграждении и фидуциарной ответственности НПФ. Фидуциарная ответственность предполагает материальную ответственность фондов за добросовестное исполнение обязанностей по инвестированию средств застрахованных лиц.

Законопроект устанавливает ответственность НПФ за недостаточно эффективное управление средствами: при получении убытка фонд будет обязан его возместить. Кроме того, НПФ может использовать не больше 0,75% от суммы чистых активов (СЧА) на обеспечение своей деятельности и оплату услуг УК и специализированных депозитариев. Комиссия за успех снизится с текущих 25% (10% — УК и 15% — НПФ) до 15%.

Новая система вознаграждений будет состоять из двух частей: переменной (success fee) и постоянной (management fee). Текущая система вознаграждения предполагает наличие только success fee — вознаграждение за успешное управление денежными средствами, не превышающее 15% от совокупного инвестдохода. Такая система стала неактуальной в изменившейся рыночной ситуации. В течение 2005-2007 годов некоторые фонды показывали доходность на уровне 20%, но после череды кризисов средняя доходность НПФ снизилась до 6-6,5%. Постоянную часть (management fee) НПФ смогут направлять на повседневные расходы фонда, а переменная могла бы быть инвестирована в реальный сектор и долгосрочные проекты.

Введение фидуциарной ответственности НПФ совместно с новой системой вознаграждения, предусматривающей management fee, позволит достичь двух целей: НПФ будут надежно и выгодно вкладывать средства клиентов, а также инвестировать часть средств в долгосрочные инфраструктурные проекты. Кроме этого, повысится эффективность инвестиционной деятельности НПФ. Это изменение может привести наконец к эффективному состоянию рынка. Все «три кита» пенсионного страхования тогда станут устойчивыми: качественный риск-менеджмент, прозрачная структура активов и эффективная система вознаграждения НПФ, позволяющая зарабатывать достойную доходность, вкладываясь в реальный сектор экономики. Пока последний момент явно «проваливается» и является ограничением для тех, кто копит на пенсию, то есть для всех россиян.


Павел Самиев,
управляющий директор Национального рейтингового агентства, генеральный директор БизнесДром
29.01.2017 | acexpert.ru
Итоги и прогнозы развития банковской системы
Все факторы восстановления банковской розницы — отложенный спрос, эффект низкой базы — себя исчерпали. Внушительный рост возможен только в случае изменения макроэкономических показателей

Какие направления банковского бизнеса в этом году могут обеспечить банковской системе доходность? Об этом мы разговаривали с управляющим директором Национального рейтингового агентства, генеральным директором агентства «Бизнес­Дром» Павлом Самиевым.

Кредит рулит

— В последнее время стало модно говорить о том, что акцент в банковской деятельности будет смещаться в сторону сервиса. Так ли это?

— Действительно, в мировой банковской культуре банки давно не принято называть кредитными учреждениями. В мировой практике банки делятся на три типа: кредитно-депозитные, инвестиционные и расчетные, операционные. Конечно, есть универсальные модели, сочетающие все три функции.

У европейских банков процентная маржа составляет меньше половины их дохода. В нашей стране, наоборот, процентная (кредитная) маржа в структуре доходов достигает 80%. У нас кредитный бизнес является определяющим для рынка, и его динамика и показатели крайне важны. Хотя комиссионные доходы банков наконец-то показывают устойчивый рост, но не за счет развития и роста РКО, а за счет продаж страховых и инвестиционных продуктов. Это сейчас реальный драйвер.

— Из кредитных сегментов пока самые высокие темпы показывает ипотека. С чем это связано?

— Первый фактор — эффект низкой базы. В 2015 году ипотека просела сильнее других сегментов. Если в корпоративном кредитовании и рознице было хоть небольшое, но движение, то ипотека практически год была в состоянии заморозки. А это означает, что на рынке появился «отложенный спрос». Заемщики, которые собирались купить недвижимость еще в конце 2014 года, отложили планы из-за высоких ставок по кредитам и вышли на рынок в 2016 году. Именно поэтому по итогам 2016 года мы получили двузначные темпы роста выдачи ипотеки.

В первом квартале прошлого года, несмотря на продолжающееся снижение ставок по ипотеке, темпы роста сегмента резко упали. Во-первых, эффект отложенного спроса не может быть вечным. Во-вторых, расширения клиентской базы не происходит: доходы населения не растут. Для дальнейшего роста сегмента нужны другие макроэкономические предпосылки. Так что если в ближайшее время по ипотеке мы и увидим положительный график, то это будет связано с тем, что на фоне падения ставок на рынок пришли менее качественные заемщики.

Банки уже начали активно выдавать ипотеку с очень низким первоначальным взносом или даже вообще без первоначального взноса. Это вызвало отрицательную реакцию со стороны регулятора: регулятор изменил требования к резервированию — резко повысил коэффициент риска по ипотечным кредитам без первоначального взноса. И теперь банки, скорее всего, либо будут отказываться от такой практики, либо предлагать клиентам значительно большую ставку. За год доля ипотеки без первоначального взноса выросла с 3 — 4% до почти 20%. То есть действительно получается, опережающими темпами росла выдача именно этой части ипотеки, которая считается более рискованной.

Комиссионные доходы банков показывают устойчивый рост за счет продаж страховых и инвестиционных продуктов. Это сейчас реальный драйвер

Между тем есть часть потенциальных заемщиков, которая ждет, когда ставки упадут еще больше. И когда они будут уверены, что ставка стала максимально низкой, возьмут ипотеку. Так что, я думаю, можно ожидать небольшого всплеска роста выдачи ипотечных кредитов в ближайшее время.

В долгосрочном периоде, конечно, ипотека будет расти, но медленно. Впрочем, динамика будет зависеть от того, как будут изменяться макроэкономические параметры, прежде всего доходы населения.

— А как вы оцениваете вклад господдержки в динамику этого сегмента?

— Да, действительно господдержка в виде субсидирования продукта влияла на ипотеку довольно сильно, потому что доля кредитов, которые выдавались с субсидированием, была достаточно велика. Вопрос: если бы эта программа в каком-то виде продолжалась в 2017 году, позволило бы это сохранить темпы роста, как в 2016-м? Ответ: нет, потому что ставки в 2017 году по ипотеке были ниже, чем в 2016 году с гос­поддержкой. Ключевая ставка упала, и получается, что господдержка ничего нового не добавила бы. Почему в 2016 году это было важно? Потому что действительно были очень высокие ставки, и снижение стоимости кредита даже на несколько пунктов было принципиально важно для заемщика. Когда рыночная ставка, допустим, 15%, то с господдержкой она составляла 12%, и это было заметно. Сейчас, когда ставка в принципе опустилась ниже 10%, падение с поддержкой составило бы не более 1 — 2%, что уже не играет особой роли.

Раскрыть карты

— Можно ли рассчитывать на быстрое восстановление автокредитования?

— Автокредитование начало сжиматься задолго до экономического спада. Уже за 2014 год в этом сегменте начался провал. Поэтому сейчас этот сегмент не перешел даже к стабилизации, что уж говорить о росте. Кроме того что платежеспособный спрос резко упал, так еще и цены на автомобили резко выросли. С февраля-марта прошлого года можно заметить, что начинается оживление на авторынке. По итогам года очевидно, статистика покажет рост продаж автомобилей, вырастут портфели автокредитов, но ненамного, скорее всего, на 7 — 8%.

— Потребительское кредитование, как показывает практика, быстрее всего выходит из кризисов. Что будет на этот раз?

— Это достаточно адаптивный сегмент. Но на этот раз резкого всплеска не будет. Прежде всего потому, что изменилась регулятивная среда, и жестче стало регулирование розничного кредитования, особенно беззалогового. Так что двузначных темпов выдач кредитов наличными мы не увидим. Кроме того, какая-то часть заемщиков переместилась в смежные сегменты, например в микрофинансирование. Мне кажется, потребкредитование будет показывать умеренный рост с возможными сезонными встрясками. Тем более что банки-монолайнеры перестали доминировать в этом сегменте и скорее всего уже не будут играть существенной роли на рынке.

На мой взгляд, интересный сегмент, который имеет все шансы показать наибольший прирост к концу года, — кредитные карты. Здесь видна большая активность банков, сюда идет больше всего маркетинговых усилий. И, как мне кажется, кредитные карты — это тот сегмент, который и в этом, и в следующем году покажет наибольший прирост, а доля его в розничном кредитовании будет устойчиво расти. Это будущее розницы.

— А что происходит в корпоративном сегменте?

— Корпоративный сегмент показал в первом полугодии-2017 небольшое падение по объемам. Разворот может быть связан только с макроэкономическими факторами и с общим восстановлением экономики. Многие корпорации снизили долговую нагрузку, что в принципе тоже логично и ожидаемо, а новых проектов пока никто не начинает.

Красная зона

— С какими параметрами в части качества обслуживания кредитов банковская система подошла к началу этого года?

— В крупном и среднем бизнесе, где просрочка формально не очень высока (менее 6%), реальное качество активов гораздо хуже: пролонгации, реструктуризации, зачастую это скрытые дефолты, которые могут очень долго висеть на балансе, снижая оборачиваемость портфеля, и в конечном счете могут обрушить банки. Реально стрессовые активы, по моим оценкам, не менее 15% от корпоративного портфеля, а доля проблемных в широком смысле — не менее четверти. Эта доля стабильна уже более года, но плохой сигнал в том, что она не сокращается — а ведь после кризиса всегда именно так и происходит. Ну есть, конечно, и антилидеры: у строительства и девелопмента вообще запредельно высокие цифры — 23% просрочки и, по всей видимости, более половины стрессовых кредитов. Есть сегмент, где традиционно также высокая доля просрочки — сельское хозяйство, там более 10% просрочки, но она, по крайней мере, не растет. Высок уровень просрочки и в портфеле малого бизнеса.

Фабрики закрылись

— В чем причины проседания кредитования малого бизнеса?

— Кредитование малого бизнеса — это аутсайдер среди кредитных сегментов, который начал падать еще до 2014 года. Малый бизнес испытывал проблемы с платежеспособностью уже в 2013 году. И тогда же начала расти просрочка. Кроме общих экономических факторов, на малый бизнес усилилось фискальное давление, что существенно ухудшило экономику субъектов предпринимательства. И просрочка росла каждый год очень сильно: сейчас она достигла рекордной отметки: порядка 14% для портфеля малого бизнеса. Разумеется, есть еще и скрытые проблемы, которые в просрочке не видны. И это рекорд среди вообще всех отраслей кредитования, даже в рознице доля просрочки меньше. И, конечно же, малый бизнес оказался для многих банков в «красной зоне»: его кредитовать не хотят, даже если заявляют, что это интересный сегмент.

— Этот сегмент получил бурный рост во многом благодаря внедрению технологий, позволяющих сократить время рассмотрения заявки. Какова будет значимость скоринговых моделей в будущем? Можно ждать их возвращения?

— Действительно, кредитные фабрики в свое время придали заметный импульс росту кредитования малого бизнеса. Но во многих банках менеджеры пришли к выводу, что именно кредитные фабрики, то есть конвейер с быстрыми решениями и лояльными условиями, привели к высокому уровню просрочки. Поэтому сейчас некоторые крупные банки даже стесняются говорить о том, что у них были кредитные фабрики. Но я думаю, что в какой-то момент технологии начнут восстанавливаться. Да, должен быть осмотрительный риск-менеджмент, должны быть правильные критерии, но, как мне кажется, без технологий развитие этого сегмента невозможно.

Конечно, к устойчивому росту сегмента мы вернемся еще не скоро. Тем более что малый бизнес все-таки очень активно начал использовать альтернативы — лизинг, факторинг, микрокредиты.

— Какую роль в восстановлении кредитования малого бизнеса может сыграть система государственной поддержки?


— Пока господдержка не смогла дать большой импульс росту кредитования. Во-первых, малый бизнес до сих пор мало о ней информирован, опросы показывают, что предприниматели не очень знают про инструменты поддержки. Ну и, во-вторых, это, безусловно, бюрократия. Это проблема, о которой говорят сами институты поддержки, их деятельность очень зарегламентирована. Чтобы не получить обвинения в свой адрес из-за коррумпированности или неэффективного распоряжения, они предпочитают вести осторожную политику.

Автор: Перечнева Ирина

18.01.2017 | Известия
Отложенный капитал
Экономист Павел Самиев — о том, будет ли пенсионная система работать без «автоподписки»

Обсуждение системы индивидуального пенсионного капитала (ИПК) в правительстве РФ снова отложено, теперь до конца 2018 года. Главный вопрос связан с механизмом привлечения участников в рамках индивидуального пенсионного капитала: будет ли «автоподписка»? Без нее ИПК работать не будет.

Согласно новому плану-графику законопроект о концепции ИПК должен быть внесен в правительство в декабре 2018 года. В предыдущей редакции документа предполагалось, что это произойдет еще в 2017 году. Однако бурные дискуссии вокруг ключевых положений концепции не позволили ускорить принятие законопроекта.

Базой первоначальной концепции ИПК, представленной Минфином и Банком России в сентябре 2016 года, была автоподписка граждан на систему ИПК, в рамках которой пенсионные отчисления увеличатся с 1 до 6% с заработной платы в течение пяти лет. Предполагалось подключение работников к новой системе в режиме «по умолчанию», если они не отказались в письменной форме.

Однако такой порядок подключения к ИПК вызвал сопротивление социального блока правительства. По мнению чиновников, участие в системе должно быть добровольным — то есть россиянам нужно сначала подписать согласие на ИПК.

В результате правительство вернуло концепцию на доработку, а в сентябре 2017 года Банк России решил отказаться от принципа автоподписки и выбрать модель авторегистрации участников в системе ИПК. Согласно этой версии концепции работодатель будет предлагать сотрудникам добровольно подключаться к системе ИПК, начиная отчислять взносы в негосударственные пенсионные фонды.

Подписание отдельного документа — по сути, дополнительные действия со стороны работника для включения в ИПК — ограничивают массовость его применения. Чем сложнее новый порядок, тем меньше людей захотят что-то менять, а некоторые просто не будут знать о законодательных изменениях и новых возможностях. Слишком большой выбор может запутать и ухудшить качество решений или помешать принять единственное нужное.

Американский экономист Ричард Талер (нобелевский лауреат 2017 года) и профессор права Касс Санстейн впервые продемонстрировали множество способов, с помощью которых можно добиваться оптимальных с точки зрения общественного выбора решений граждан, манипулируя архитектурой этого выбора. Согласно теории Талера, населению следует помогать принимать правильные решения. Этому часто способствует выбор «по умолчанию». Вопрос — почему в Германии всего 12% граждан согласны быть донорами органов после смерти, а в Австрии — 99%? Просто в Австрии применяется политика явного отказа, то есть органы умерших людей могут быть по умолчанию использованы для трансплантации. В случае если человек отказывается быть донором, он должен подать заявление в соответствующую инстанцию. В Германии применяется политика явного согласия, то есть государство не имеет права по умолчанию использовать органы умершего человека, если на это не было получено явного разрешения.

Идеи Талера получили развитие в области пенсионного страхования в США и ряде европейских стран. Благодаря им удалось увеличить количество участников данных программ, а также повысить сберегательную активность населения. Идеи Талера показали себя и на конкретных цифрах. Например, в Англии и США после введения автоподписки доля населения, участвовавшего в системе, выросла с 50% до 90%.

Сегодня россияне не готовы нести личную ответственность за свою пенсию и не планируют свое пенсионное будущее. Львиная доля населения вообще считает, что в любом случае будет жить на государственную пенсию (порядка 78% по подсчетам НАФИ).

В принципе, с авторегистрацией концепция ИПК теряет свою эффективность и целесообразность. По сути, ИПК в таком варианте будет похож на корпоративные программы НПО, в которых формирует пенсии порядка 6 млн россиян. Как правило, это сотрудники крупных компаний с высокими доходами, и НПО — это самостоятельный сформировавшийся рынок, дублирование с ИПК принесет ему явный ущерб.

По экспертным оценкам, внедрение вместо автоподписки модели авторегистрации снизит объем поступающих средств с 20–30 млрд рублей до 1–2 млрд рублей в год. Кроме этого, механизм использования трудового договора с высокой вероятностью приведет к недовольству сотрудников: работодатели будут давить на персонал, настаивая на выборе конкретных НПФ, что вызовет негативный эффект.

Еще один важный момент для реализации позитивного сценария запуска ИПК: рынку нужна активная информационная кампания, обеспечить которую может отмена ограничений на маркетинг НПФ. Для пенсионных фондов сегодня существуют серьезные ограничения на маркетинг и создание различных программ лояльности и преференций.

В настоящий момент НПФ не имеют маркетинговых инструментов, в то время как у банков и страховых компаний есть возможности устанавливать специальные ставки по депозитам и кредитам, специальные объемы страхового продукта, которые могут предлагаться в случае, если клиент покупает тот или иной финансовый продукт.

Между тем, многие фонды являются частью финансовых групп, в которые входят также страховые компании и банки. Для привлечения клиентов в пенсионный фонд финансовая группа могла бы предлагать определенные специальные условия по другим своим финансовым продуктам.

Государство пока не определилось с конечным видением пенсионной системы России. Это доказывает сохраняющаяся рассогласованность позиций экономического и социального блоков правительства, в том числе в вопросах автоподписки в системе ИПК, переходов застрахованных лиц, сохранения накопительного элемента. Однако без понятных и четко прописанных правил игры не удастся вернуть веру граждан в отечественную пенсионную систему и стимулировать ее дальнейшее развитие. Перенос обсуждения концепции ИПК на следующий год показывает, что власти не отказываются от идеи. Однако, хотелось бы надеяться, что после возвращения к обсуждению всё же удастся сохранить автоподписку граждан на пенсионные отчисления.

Павел Самиев,
управляющий директор Национального рейтингового агентства, генеральный директор БизнесДром
09.01.2017 | finversia.ru
Банки сильно замотивированы продавать «жизнь»
Об итогах года на рынке инвестиционного страхования жизни портал Finversia.ru беседовал с Павлом Самиевым, управляющим директором Национального рейтингового агентства, генеральным директором «БизнесДром».

- Павел, весь прошлый год инвестиционное страхование жизни было драйвером рынка. По крайней мере, по словам самих страховщиков. Вы готовы подтвердить этот тренд?

- Действительно, инвестиционное страхование жизни оказалось самым быстрорастущим сегментом среди всех видов страхования. Более того, если брать не только ИСЖ, но страхование жизни в целом, то оно стало номером один ещё и по объемам взносов, то есть, завоевало основную долю страхового рынка.

- Даже если сравнивать с вмененными видами страхования?

- Да. Обогнало и ОСАГО, и КАСКО, и все прочие виды страхования. Это произошло впервые за всю историю российского рынка. Оговорюсь: если не учитывать 2003-2004 года со, скажем так, «квазистрахованием жизни», когда страхование активно использовалось как схема ухода от налогов на фонд оплаты труда.

- Зарплатные схемы, да.

- Именно. Аннуитетные платежи, которые позволяли платить зарплату, но де-юре они не учитывались для налоговой базы. Тогда страхование жизни, формально, также было на первом месте на рынке по объемам взносов. Сегодня же оно уже по-настоящему является лидером рынка.

- А если перейти на язык цифр?

- В 2017 году темпы прироста страхования жизни составили около 20%. Это гораздо больше, чем рост всего страхового рынка, который (без учёта «жизни») практически не увеличился. Немного выросли личные виды страхования (ДМС, от несчастных случаев и т.д.), чего не продемонстрировали имущественные виды и страхование ответственности.

В итоге, доля ИСЖ и «обычного» рискового страхования жизни вместе взятых сейчас составляет около 20% рынка. Уверен, что она будет расти и дальше и мы, наконец-то, будем приближаться к западным рынкам.

- Где повод для таких оптимистичных заявлений? В чем точки роста?

- Во-первых, активно идут продажи через банки, которые сегодня стали главным каналом продаж страхования жизни. Здесь есть несколько причин. Главная – банки сильно замотивированы продавать «жизнь» и, в принципе, все смежные, небанковские продукты. Это большой комиссионный доход при отсутствии любых рисков (операционного, кредитного).

- Одновременно банкам не нужны депозиты…

- Совершенно верно. Поэтому есть мотивация не привлекать деньги населения, а продавать ему другие продукты. В том числе, страхование жизни. Поэтому, когда клиент сегодня приходит в банк, ему, в первую очередь, предлагают приобрести как раз небанковские продукты.

- С банками понятно, а с самими страховщиками?

- Для них life-сегмент остаётся самым интересным видом с точки зрения маржинальности. В текущем периоде он самый рентабельный. Правда, этот период довольно скоро закончится. Как только начнут увеличиваться выплаты по этому виду страхования. Выплаты носят отложенный характер – сроки окончания договоров наступают не через год-два, а гораздо позже. Тот пик роста клиентской базы, который мы наблюдали со второй половины 2016 года и в 2017 году, даст пиковую же нагрузку на выплаты лет через пять.

- Всего пять лет? Я был уверен, что ИСЖ – более «долгоиграющие» продукты.

- Есть и долгосрочные, ориентированные на 10-15-20 лет. Например, пенсионные планы или накопительное страхование жизни. На Западе существуют продукты, ориентированные даже на 40 лет, когда человек, только начиная работать, сразу же копит себе на пенсию. У нас таких предложений почти нет, но это, в первую очередь, из-за того, что сегодня спрос существует как раз на среднесрочные программы.

- Вернемся к факторам роста страхования жизни. Банки предпочитают его продавать, страховщики – на нём зарабатывать. Что ещё?

- Продолжу по страховым компаниям. Если посмотреть на страховые холдинги, то некоторые компании по страхованию жизни, которые были, в рамках холдинга, «младшими братьями», за последнее время «подросли» так, что стали больше, чем универсальные страховщики из этих же холдингов. В качестве примера можно привести «Сбербанк Страхование жизни». Да, это крупная компания, которая росла быстрыми темпами. Но в прошлом году ей удалось обогнать по объемам взносов «Росгосстрах». То есть, специализированный страховщик жизни обогнал некогда крупнейшую универсальную страховую компанию. Понятно, что «Россгосстрах» довольно сильно упал по объёмам, но это фактор, который надо иметь в виду.

- Что-что, а продавать Сбербанк, действительно, умеет. Хорошо, а что получает сам инвестор, покупая ИСЖ? Каковы сейчас показатели доходности этого продукта?

- С доходностью не всё однозначно. Она отличается от компании к компании, кроме того, её надо считать на весь период инвестирования. Сейчас она, в целом, гораздо выше, чем по депозитам. По моим оценкам, в среднем, она в два раза превышает показатели доходности банковских вкладов в годовом выражении.

- То есть, около 12%?

- 12-14%, да. Повторюсь: это некий ориентир, нельзя утверждать, что у всех компаний она на этом уровне. При этом даже такая доходность сегодня хуже, чем обещали многим инвесторам. И это большая проблема.

- Что значит, обещали? Ведь гарантировать доходность нельзя.

- Гарантировать нельзя, но обещать можно. То есть, называть какую-то ожидаемую доходность. Конечно, при продажах было много злоупотреблений, когда у клиента складывалось ощущение, что такая доходность является не ожидаемой, а именно гарантированной. Менеджер, например, так объяснял, что из его слов становилось понятно, что доходность не будет ниже 20-25%.

- Зависит она от фондового рынка, в первую очередь? Вообще, в инвестиционной декларации страховщиков какие инструменты присутствуют?

- Банковские депозиты, акции, облигации, разрешено инвестировать в недвижимость. Есть возможность инвестировать в зарубежные активы, но крайне незначительную часть портфеля. Это понятно – мировая практика такова, что негосударственные пенсионные фонды и страховщики жизни, в первую очередь, должны инвестировать внутри страны.

Лимиты установлены и по рейтингам, и по эмитентам, и по видам бумаг, и по объектам. Например, нельзя вложить половину портфеля в бумаги одного эмитента или во вклад в одном банке.

- Это правильный подход или страховщики недовольны?

- С точки зрения диверсификации рисков – правильно. Но это напрямую влияет на доходность инвестиций и конкуренцию. Взять те же банковские депозиты. Некоторые страховщики получают от банков доходность даже выше, чем те предлагают своим розничным клиентам. Раньше, кстати, было с точностью до наоборот.

- Сколько страховщики оставляют себе в качестве комиссионных, за управление средствами клиента?

- Система расчётов тут достаточно сложная. Нет какой-то определенной суммы, которую страховщик оставляет себе за управление деньгами. При этом прямой зависимости между доходностью, результатом управления и комиссией страховщика здесь тоже нет.

- Кстати, а страховщикам разрешено показывать отрицательную доходность по счетам клиентов?

- Да, могут показывать и отрицательную доходность.

- То есть, существует вероятность того, что из условных 100 рублей страховых взносов, которые клиент заплатил страховщику, через несколько лет останется всего 90?

- Всё зависит от конкретного продукта. Страховая компания может гарантировать клиенту определенные аннуитетные выплаты или (если это рисковое страхование) конкретную сумму при наступлении страхового случая. Эти средства компания обязана будет выплатить в любом случае. Если, в итоге, она от этого получит убыток – это будут уже её проблемы. Но что касается инвестиционной составляющей, то, да, клиент может получить и отрицательную доходность.

Однако главный позитивный фактор – это то, что все страховщики, работающие на рынке страхования жизни (а их меньше, чем «универсалов»), сегодня финансово устойчивы. Они должны обеспечить свои обязательства даже в условиях сложного рынка.

- В последнее время приходилось слышать о том, что ИСЖ начинают продавать даже через микрофинансовые организации. Неужели человек, приходящий в МФО за 5-10 тысячами рублей – клиент страховщиков?

- Совершенно правильный вопрос. Здесь есть очень тонкий момент. За последнее время страхование жизни эволюционировало от клиентской базы заемщиков банков (не ИСЖ, а рисковые виды, так называемое банкострахование), к вкладчикам. То есть, это клиент, который может не иметь никаких кредитов и даже не собирается их получать. Сейчас именно такие клиенты – основная база для роста ИСЖ.

В МФО же основная доля продажи страховых продуктов по «жизни» - это рисковое страхование. В первую очередь, от несчастных случаев. Статистики по году пока нет, но у меня складывается ощущение, что по темпам прироста продажи страхования от несчастных случаев и рискового страхования жизни МФО демонстрируют более высокие показатели, чем банковский канал продаж.


07.12.2017 | Банкир.ру
Господдержка во спасение: что сделает доступнее кредиты для малого бизнеса
Совместное исследование Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы и «БизнесДром»

Число фирм и предпринимателей, относящихся к малому и среднему бизнесу (МСП), постепенно растет. По данным Счетной палаты, с 2010 по 2016 год их количество увеличилось почти на треть – с 4,6 млн до 5,8 млн (на 28%). Самые высокие темпы роста за последний год – в Москве и Санкт-Петербурге: на 5,2% и 3,8% соответственно.

При этом вопросы привлечения финансирования в малый бизнес остаются злободневными. С одной стороны, предпринимателям сегодня вроде бы доступен довольно широкий перечень инструментов финансирования МСП. С другой – их развитие является неоднородным. Кредитование малого и среднего бизнеса, несмотря на относительную стабилизацию экономической ситуации, по-прежнему стагнирует (несколько лет подряд – сокращалось). По расчетам Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы, в 2016 году объем предоставленных кредитов МСП сократился на 3% (до 5,3 трлн рублей). С начала 2017 года рынок кредитования МСБ показывает рост после падения за последние пару лет. При этом доля кредитов МСБ в рыночном портфеле продолжает оставаться низкой – 9% по Москве и 14% по России.

Восстановление рынка более заметно идет в Москве и в первую очередь – в банках топ-30, которые за девять месяцев выдали в столице кредиты МСБ в объеме 668 млрд рублей, что в 2,1 раза больше, чем за три квартала 2016 года.

Проблемы в сегменте МСП все те же – высокие риски кредитования, финансовая неустойчивость предпринимателей, большая просрочка. Поэтому требования к заемщикам по-прежнему очень жесткие. По Москве просрочка достигла максимума в сентябре – 19,8%, годом ранее – 14,1%, риски этого сектора остаются высокими. В целом по России просрочка по МСБ была на уровне 14–15%.

Господдержка сегодня значительно улучшает ситуацию. Напомню, что в России работает Национальная гарантийная система, которую возглавляет Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства (Корпорация МСП), в структуру также входят МСП Банк и региональные гарантийные фонды. В Европе субъекты МСП так же, как и в России, могут получить комплексную финансовую поддержку – начиная от грантов на создание бизнеса и заканчивая гарантиями и субсидиями для успешно развивающегося бизнеса. В Великобритании, например, с 2009 года работает программа субсидирования кредитных ставок для фирм из сегмента МСП. В Германии есть KfW, аналог МСП Банка, который предоставляет малому бизнесу дешевые кредиты и гарантии на финансирование и стимулирование инвестиционных проектов для целей пополнения оборотных средств. Также в Германии существуют специализированные банки, покрывающие часть рисков невозврата ссуд МСП.

Основная задача гарантийной поддержки российского малого бизнеса состоит в решении проблемы нехватки обеспечения у предпринимателей. Это типичная ситуация, когда бизнес развивается, появляется необходимость в запуске или расширении производства, закупке нового оборудования, но у заемщиков этой категории недостаточно активов, которые бы кредитор принял в качестве залога. Гарантийные фонды как раз и могут помочь предпринимателям с обеспечением, а для банков закрывается существенная доля рисков. Поручительства гарантийных фондов в регионах относятся ко второй категории кредитного качества и воспринимаются финансовыми организациями как высококачественное обеспечение.

Некоторое время система господдержки малого бизнеса в России только набирала обороты: на кредиты с госгарантиями приходились доли процента от общего портфеля банков. Ситуация стала меняться в 2017 году.

Крупнейшие банки, стремясь снизить риски этого сектора, активно включились в работу программ господдержки, что уже принесло свои плоды. Так, в Москве за девять месяцев 2017 года было выдано в 3,3 раза больше поручительств, чем за аналогичный период 2016-го. С учетом данных за октябрь в 2017 году уже выданы поручительства в объеме 9 млрд рублей, а МСП привлекли в банках около 16 млрд рублей кредитов и гарантий. Доля новых сделок с господдержкой в Москве у банков топ-30 достигла в сентябре максимальных 4,5%.

Заявок предпринимателей действительно стало больше. В гарантийных фондах увеличился поток заявок от банков, также стали поступать напрямую заявки от предпринимателей. Только в Москве количество договоров выросло в 1,7 раза, объем поручительств увеличился в 3,3 раза, финансирование МСП при господдержке выросло в 2,9 раза по итогам трех кварталов 2017 года (по отношению к аналогичному периоду 2016-го). Количество заявок обычно на 10–15% больше, чем количество договоров, так как некоторым предпринимателям гарантийные фонды отказывают из-за слабого финансового состояния, недостоверных данных, сокрытия каких-то негативных моментов. Но сам факт роста спроса налицо.

В рамках господдержки предприниматели могут получить поручительства по кредитам и банковским гарантиям до 70% от суммы долга (до 100 млн рублей) по ставке 0,75% годовых. Поручительства выступают смягчающим инструментом по требованиям банков к заемщикам. Иногда благодаря поручительству кредитор снижает ставку, а порой даже может пойти частично на так называемую бланковую часть. Конечно, это на усмотрение банка, но так как сделка при господдержке более обеспеченная, по ней ниже резервы, и кредитная организация предлагает заемщику-предпринимателю ставку на 0,5–1 процентный пункт ниже, чем в общем случае.

Развитие кредитования МСП с помощью господдержки позитивно отразится и на развитии малого бизнеса, и на экономике страны в целом, и на региональных экономиках. К примеру, при введении дополнительного инструмента поддержки – компенсации процентной ставки – заметно вырастут налоговые поступления в бюджет. В Москве это позволит увеличить налоговые отчисления заемщиков более чем на 100 млн рублей, а также нарастить объем кредитования компаний и предпринимателей из сферы МСП на 10–15% (суммарно 1–1,5 млрд рублей в год). Если масштабировать эти цифры на всю страну, эффект получится впечатляющий.

Павел Самиев,
управляющий директор Национального рейтингового агентства, генеральный директор БизнесДром
Октярь 2017 | БизнесДром и Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы
Новые меры государственной поддержки МСП: гарантийный механизм и компенсация процентной ставки
Господдержка помогает разморозить процесс кредитования МСБ

В 2016 году банковское кредитование МСП продемонстрировало отрицательную динамику: объем предоставленных кредитов МСП сократился на 3% (до 5,3 трлн рублей). В 2017 году кредитование малого бизнеса пошло в рост, однако преимущественно за счет активности Сбербанка и еще нескольких крупных банков из Топ-10. Так, за первое полугодие 2017 года совокупный кредитный портфель МСП вырос на 4% (до 4,8 трлн руб.). При этом, без учета Сбербанка, он бы сократился на 2%. В то же время, развивались альтернативные варианты финансирования. Так, объем нового бизнеса в лизинге в 2016 году увеличился на 30%, на МСП приходится более 50% лизинга по объему стоимости имущества в новых договорах.

Также растет объем кредитов в рамках программ господдержки. По итогам прошлого года было выдано более 13 тыс. гарантий и поручительств на сумму более 110 млрд рублей (а субъекты МСП при этом получили по господдержке кредитов на сумму более 192 млрд рублей).
Расширение рамок гарантийных продуктов господдержки и применение дополнительных финансовых инструментов, способствующих удешевлению кредитов для МСП, например, в форме компенсации процентной ставки позволит по подсчетам Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы по действующему портфелю поручительств Фонда получить следующий эффект: увеличить налоговые отчисления заемщиков в размере более 100 млн. руб., нарастить объем кредитования данных компаний в пределах 10-15 % (суммарно: 1 – 1,5 млрд. руб. /год). При этом по мнению Фонда наибольший эффект меры поддержки могут оказать на ряд целевых и высокотехнологичных отраслей экономики города.

В 2017 году Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы наращивает выдачу поручительств с опережением рынка. Портфель по итогам 9 месяцев 2017 года составил 10,77 млрд рублей, что на 57% больше, чем на начало года. За указанный период выдано поручительств на 7,90 млрд рублей, что в 3,3 раза больше, чем за аналогичный период 2016 года. По итогам первого полугодия 2017 года доля сделок финансирования с участием Фонда в совокупном кредитном портфеле Топ-30 банков (по Москве) составила 2%.

В экономиках развитых стран субъекты МСП могут получить комплексную финансовую поддержку – начиная от грантов на создание бизнеса, заканчивая гарантиями и субсидиями для успешно развивающегося бизнеса. В Великобритании, например, с 2009 года работает программа субсидирования кредитных ставок для фирм из сегмента МСП. В Германии создан Kreditanstalt für Wiederaufbau – германский госбанк, который предоставляет малому бизнесу дешевые кредиты и гарантии на финансирование и стимулирование инвестиционных проектов для целей пополнения оборотных средств. Также в Германии существуют гарантийные банки, покрывающие часть рисков невозврата ссуд МСП.

В России доля малого бизнеса в ВВП составляет около 20%, хотя число фирм и предпринимателей, относящихся к малому и среднему бизнесу, постепенно растет. По подсчетам Счетной палаты, с 2010 по 2016 гг. количество субъектов МСП увеличилось почти на треть – с 4,6 млн до 5,8 млн (на 28%).
В России сегодня представлен довольно широкий перечень инструментов финансирования МСП – однако их развитие является неоднородным. Классическое кредитование малого и среднего бизнеса, несмотря на относительную стабилизацию экономической ситуации, развивается неактивно.
В 2016 году объем предоставленных кредитов МСП сократился на 3% (до 5,3 трлн рублей), несмотря на то, что крупнейшие кредитные организации (из Топ-30) нарастили объем кредитования в этом сегменте почти на 20%. Размер кредитного портфеля в 2016 году сократился на 9% (до 4,5 трлн рублей).
График 1. Объем кредитования МСП в 2015-2016 гг., трлн. руб.
Источник: Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы по данным Банка России
График 2. Кредитный портфель МСП в 2015-2016 гг., трлн. руб.
Источник: Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы по данным Банка России
В 2017 году кредитование МСП пошло в рост, однако преимущественно за счет активности Сбербанка и еще нескольких крупных банков из Топ-10. Так, за первое полугодие 2017 года объем предоставленных кредитов МСП вырос на 20% (до 2,9 трлн рублей), а совокупный кредитный портфель МСП вырос на 4% (до 4,8 трлн руб.). При этом, без учета Сбербанка, он бы сократился на 2%. Львиная доля кредитования, при этом, приходится на столичный регион. Кредитный портфель МСП в Москве демонстрировал сходные тренды.
График 3. Кредитный портфель МСП по малому бизнесу Москвы, млрд руб.
Источник: Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы по данным Банка России
На протяжении длительного периода динамика кредитования МСП г. Москвы показывает довольно противоречивые значения. С одной стороны, на значительной рестроспективе, мы видим существенный рост портфелей. С другой новые выдачи последнего времени еще хоть и сменили тренд на увеличение, но пока не достигли значений предкризисного периода.
График 4. Кредитный портфель и объем выдач МСП в Москве
Источник: Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы по данным Банка России
Довольно любопытно отметить, что данные регрессионного анализа показывают отсутствие роста за последние 7 лет (линейная функция тренда выдачи кредитов всеми банками по данным ЦБ показывает стабильное значение). Такое может быть, если срок, на который выдается кредит, различен в динамике. Например, если ранее выдавались короткие кредиты, а в настоящее время - длинные. Данные ЦБ РФ, предоставляемые в разрезе сроков , косвенно подтверждают данное предположение – среднее значения выданных кредитов сроком более 1 года в кредитах, выданных сроком менее 1 года в 2014 г. (первый год предоставляемой в данном разрезе статистики) составляло 42,36 %, в 2017 г. – 56,58 % (в 2016 г. – 50,57 %).

В теории риск-менеджмента имеется предположение относительно того, что при удлинении сроков кредитования ставка по кредитам должна падать, а по депозитам – расти. В российских реалиях, ситуация получается прямо противоположная. Как мы видели выше, имеются косвенные признаки удлинения средних сроков кредитных договоров, при этом короткие ставки растут относительно длинных.
График 5. Структура процентных ставок по срочности
Источник: Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы по данным Банка России
Ставки не спешили упасть вслед за изменением ключевой ставки Банка России – ставка Банка России упала на 47%, а ставка по кредитам для МСП чуть менее, чем на 28 %, при этом для корпоративного кредитования данная тенденция не столь характерна, особенно в краткосрочном кредитовании, где снижение ставок симметрично с ключевой ставкой ЦБ РФ, что позволяет говорить о неравномерном отношении банков к различным сегментам кредитования.
Таблица 1. Ставки по видам кредитов, %
Источник: Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы по данным Банка России
В настоящее время крайне актуальным становится вопрос о мерах господдержки, способствующих снижению процентных ставок по кредитам МСБ, чтобы снизить рассмотренные выше несправедливые соотношения. В частности, в странах Евросоюза по такому пути пошли в основном для поддержки проблемных отраслей или предприятий, пострадавших во время кризиса . Большинство применяемых мер сконцентрированы на частичной компенсации процентной ставки по кредитам указанных компаний. Очевидно, скачок ключевой ставки в России в 2015 г. и последствия данной меры, предпринятой Банком России, вполне могут быть рассмотрены как разновидность кризиса, связанного со стоимостью фондирования.
Фонд содействия кредитования города Москвы рассчитал несколько сценариев, связанных с применением мер финансовой поддержки, способствующих улучшению условий кредитования московских предприятий. Рассматривались различные варианты предоставления помощи – начиная от дополнительной поддержки всех клиентов Фонда, как уже прошедших отбор на кредитоспособность и добросовестность со стороны кредитующего банка и Фонда, так и вариант, связанный с поддержкой целевых отраслей.
Таблица 2. Сводная таблица сценариев господдержки МСП
Источник: Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы
В отличие от большинства сходных или резонансных исследований МСП, формируемых по опросному принципу, ФСКМБ в расчетах руководствовался исключительно данными официальной отчетности компаний, при этом при расчетах отраслевых коэффициентов брались во внимание фактические данные компаний, раскрытые Росстатом за 2015 г. (кризисный), без какой-либо статистической обработки.

Исследование свидетельствует о следующем:

1. Сплошное наблюдение МСП, проводилось Росстатом в 2015 г., охватило 22,5 % от общего числа действующих в Москве компаний, по данным ФНС . В него Росстатом было включено 210 566 компаний осуществлявших в 2015 г. деятельность из 297 667. В то время как согласно данным ФНС РФ, всего компаний в форме обществ с ограниченной ответственностью (далее – «ООО»), фактически действующих в г. Москве, на 01.01.2016, составило не менее 969 302 штук. Информация по 77,5% компаний, действующих в Москве, в Росстате не представлена. Неучтенные Росстатом компании, скорее всего, относятся к малому бизнесу, поэтому управленческие решения должны учитывать этот факт.

2. Доля кредитов в привлеченных займах компаний МСП составляет всего не более 38,2%. Согласно данным ЦБ РФза 2015 г., в сведениях об объемах предоставленных кредитов субъектам малого и среднего предпринимательства , задолженность московских компаний перед банками составила сумму в размере 1 341 061 000 000 руб. Сумма строк 1410 и 1510 (долгосрочные и краткосрочные кредиты и займы) в балансах компаний выборки ФСКМБМ, сходную по критериям с компаниями МСП, составила 3 508 842 365 252 руб. Доля банковских кредитов в привлеченных средствах компаний МСП скромная, т.е. малый бизнес находит альтернативу кредитам, когда привлекает заемные средства для развития.

3. 2015 год для компаний МСП Москвы был проблемным и кризисным .

В детализацию последнего довода, приведем данные по удельной динамике выручки (строка 2110 балансов компаний выборки) и по удельной динамике кредитов и займов (строки 1410 и 1510 балансов компаний выборки).
График 6. Структура выручки и займов по МСП Москвы
Источник: Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы
Как видно из графика, основные отрасли находились в областях отрицательной динамики (правая шкала). Даже у отраслевого лидера МСП-экономики Москвы – оптовой торговли, имелись существенные проблемы – падение суммарной выручки на 15,7 %, уровня инвестиционной активности на 52,6 %. Данное абсолютное падение могло быть следствием двух причин: падения соответствующих показателей или того факта, что компании перестали предоставлять данные о своей деятельности в Росстат), обе причины заслуживают внимания.

Для анализа были взяты удельные показатели указанных строк балансов компаний выборки (205 454 компаний в 2015 г., 251 818 компаний в 2014 г.).
График 7. Динамика показателей выручки и займов на одну компанию МСП по данным балансов компаний
Источник: Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы по данным Росстата
Хорошо видно, что в означенный период все удельные показатели, за исключением выручки оптовой торговли и займов компаний строительной отрасли находились в отрицательной зоне: доходы и инвестиции компаний МСП г. Москвы сокращались.
Среди целей исследования отраслей МСП было выявление тех отраслей, которые хорошо показали себя в кризис: как в плане роста показателей, так в плане добросовестности налогоплательщиков в уплате налога на прибыль. Именно такие отрасли показали наилучший отклик на применение к ним дополнительных мер финансовой поддержки, способствующих улучшению кредитования.
График 8. Динамика удельной выручки по отраслям-лидерам
Источник: Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы
Выявлено, что господдержку было бы целесообразно распределить и предоставить компаниям из отраслей-лидеров МСП по росту удельной выручки в кризис, таковыми по оценке Фонда могли бы стать следующее количество компаний из отраслей, показавших лучшие результаты в кризис :
В 2017 году Фонд наращивает выдачу поручительств с опережением рынка. Портфель по итогам 9 месяцев 2017 года составил 10,77 млрд рублей, что на 57% больше, чем на начало года. За указанный период выдано поручительств на 7,9 млрд рублей, что в 3,3 раза больше, чем за аналогичный период 2016 года.
По итогам первого полугодия 2017 года доля сделок финансирования с участием Фонда в совокупном кредитном портфеле Топ-30 банков (по Москве) составила 2%, эту долю можно было бы нарастить при сочетании гарантийных продуктов с мерами поддержки, направленными на снижение конечных процентных ставок для предприятий МСП из числа отраслей-лидеров.
Таблица 3. Динамика выдач МСП, тыс. руб.
Источник: Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы по данным ЦБ
Резюме
Применение мер государственной финансовой поддержки должно быть направлено на улучшение инвестиционного климата и повышение финансового результата конкретных компаний. Среди мер необходимо применять такие инструменты, которые позволяют компенсировать несправедливую разницу в стоимости фондирования между крупными компаниями и компаниями МСП, возникшую вследствие скачка ключевой ставки Банка России и будут нацелены на максимальный синергетический эффект, например, гарантийный механизм и компенсация процентной ставки;
Для господдержки компании должны отбираться по надежности, эффективности, результативности; необходима комплексная оценка целого ряда параметров, с тем, чтобы поддержка поступала к тем, кто лучше показал себя в кризис, быстрее и лучше развивается, добросовестно исполняет обязательства, платит налоги, организует новые высококвалифицированные рабочие места. Доступ к господдержке - это не только весомое конкурентное преимущество, но и ответственность и отчетность, и ее должны получать лучшие из лучших.
Что касается развития других финансовых инструментов, то кредитование МСП, лизинг и факторинг во многом будут зависеть не только от дальнейшей динамики ключевой ставки, но и от экономической ситуации и деловой активности, качества заемщиков в сегменте МСП.
Ноябрь 2017 | БизнесДром и NBJ
Нишевые и диджитал-банки: наиболее эффективные и прибыльные
По данным рэнкинга эффективности и прибыльности российских банков, составленного Национальным Банковским Журналом (NBJ) и БизнесДром, нишевые банки, а также банки, активно развивающие цифровые каналы, обгоняют по эффективности и прибыльности крупнейших игроков рынка.

Рэнкинг по ряду показателей, составленный экспертами Национального Банковского Журнала и БизнесДром (методология составления рэнкинга расписана ниже), показал, что наиболее эффективными и прибыльными являются банки, специализирующиеся на узком направлении бизнеса, а также кредитные организации, ведущие бизнес по модели электронного банка. Также в список наиболее эффективных и прибыльных банков (Топ-20) попали некоторые крупные иностранные кредитные организации.

В целом в первом полугодии 2017 года российские банки демонстрировали рост многих ключевых показателей деятельности. Так, согласно статистике ЦБ, по итогам семи месяцев 2017 года российские банки заработали прибыль в размере 927 млрд рублей, что практически равно финансовому результату за весь прошлый год. Для сравнения: в 2016 году отрасль получила прибыль в размере 930 млрд рублей.
За указанный период активы банковского сектора выросли на 3,1%, в том числе, корпоративное кредитование – на 2,2%, а в целом кредиты экономике – на 3%. Розничный портфель вырос на 5,2% (до 11,3 трлн рублей), прирост отмечался во всех направлениях кредитования физлиц. Также выросли депозиты населения (на 4,9%) и юрлиц (на 1,1%).

В отрасли усиливается концентрация, в условиях постоянного отзыва лицензий и нарастающей тревоги со стороны клиентов банков идет переток денег в банки с госучастием. При этом банков становится все меньше: на начало года было 733 действующих банка, а на 1 августа 2017 года – уже 582.

В таких условиях крупным частным банкам приходится довольно сложно конкурировать с государственными гигантами. А вот небольшие региональные, нишевые (например, автокредитные) и диджитал банки показывают более высокие финансовые результаты. При этом, стоит отделить банки, которые успешно ведут специализированный бизнес (первая группа), цифровые банки (вторая группа), а также совсем небольшие кредитные организации, у которых показатели по рентабельности и эффективности могут быть искажены из-за минимальных объемов бизнеса (или даже их отсутствия, третья группа). Первая и вторая группа банков действительно являются довольно эффективными в текущих рыночных реалиях. По третьей же группе кредитных организаций, попавших в рэнкинг, несмотря на высокие показатели, сложно делать выводы о стабильности и реальной эффективности.

По оценкам БизнесДром, специализация и упор на диджитал-платформы в банковском бизнесе будут эффективны и далее. Таким кредитным организациям не нужно поддерживать филиальные сети, большой штат персонала, оказывать полный спектр финансовых услуг. Инвестиции в развитие дистанционного банкинга уже окупились и положительно работают на финансовый результат.
Таблица 1. Топ-50 эффективных банков (сводная таблица)
1
ПозицияБанк\ПоказательИтоговая суммаРентабельность активовРентабельность капиталаЧистая прибыльЧистая процентная маржаДоходность ссудСтоимость средств физлиц
2
1Тинькофф Банк5010101010100
3
2Ренессанс Кредит428881080
4
3Модульбанк40101020108
5
4Гута-Банк3810106408
6
5Мба-Москва3610108080
7
6Бинбанк Диджитал321008860
8
7Азия-Инвест Банк3010102008
9
8Держава308840100
10
9Кемсоцинбанк3010102008
11
10Почта Банк30088860
12
11Киви Банк2810108000
13
12Оней Банк284801060
14
13Райффайзенбанк284610008
15
14Внешфинбанк261080080
16
15Ситибанк2606100010
17
16СКИБ260008108
18
17Современный Коммерческий Инновационный Банк2610106000
19
18Банк «Хоум Кредит»268810000
20
19ОТП Банк240061080
21
20Си Ди Би Банк2440010100
22
21Финтрастбанк2410100400
23
22РосЕвроБанк246610002
24
23Дойче Банк22868000
25
24Еврокапитал-Альянс228001004
26
25Новый Символ22680008
27
26Русский Банк Сбережений22800806
28
27Унифондбанк228401000
29
28Центрально-Европейский Банк2210102000
30
29Левобережный226106000
31
30Арсенал2010100000
32
31Быстробанк20684020
33
32Бэнк оф Чайна204240010
34
33ВТБ 24200810002
35
34Икано Банк2000010100
36
35Мерседес-Бенц Банк Рус20864200
37
36МСП Банк20668000
38
37Народный Банк201040006
39
38Народный Земельно-Промышленный Банк20820280
40
39Прокоммерцбанк206001040
41
40Ресо Кредит2000001010
42
41РИБ2010100000
43
42РН Банк20266600
44
43Русский Стандарт204010060
45
44Сбербанк России202610002
46
45Уралприватбанк204006100
47
46Эйч-Эс-Би-Си Банк (HSBC)20668000
48
47ЮниКредит Банк202410004
49
48Анелик РУ188000010
50
49Банк Уралсиб180810000
51
50Канский18000288
Источник: БизнесДром по данным Банка России
Таблица 2. Топ-30 банков по рентабельности капитала за год (с 1.07.2016 по 01.07.2017 гг.)1.
1
ПозицияНазвание банкаРентабельность капитала, %Баллы
2
1.Кемсоцинбанк137,8610
3
2.Финанс Бизнес Банк109,3110
4
3.Инвестторгбанк77,4310
5
4.Банк Сберегательно-кредитного сервиса74,7310
6
5.Киви Банк70,4610
7
6.Гута-Банк65,8810
8
7.РИБ64,3710
9
8.Тинькофф Банк58,3910
10
9.Центрально-Европейский Банк51,5510
11
10.Национальный Банк «Траст»46,5410
12
11.Азия-Инвест Банк46,0710
13
12.Финтрастбанк41,2210
14
13.Балтинвестбанк40,8210
15
14.Современный Коммерческий Инновационный Банк40,6810
16
15.Арсенал38,5110
17
16.Модульбанк35,4310
18
17.МБА-Москва34,8910
19
18.Банк Уралсиб34,610
20
19.Крайинвестбанк34,3510
21
20.Левобережный34,1410
22
21.Ренессанс Кредит34,018
23
22.БыстроБанк33,258
24
23.Новый Символ28,78
25
24.Национальный Клиринговый Центр28,48
26
25.Солидарность (Самара)27,028
27
26.Внешфинбанк24,518
28
27.Держава24,488
29
28.Морской Банк23,938
30
29.РБА22,198
31
30.Почта Банк22,198
1Данный показатель рассчитывается по формуле: ROE = (ЧП/Кср)*(12/n)*100.
Источник: БизнесДром по данным Банка России

Таблица 3. Топ-30 банков по рентабельности активов-нетто за год (с 01.07.2016 по 01.07.2017 гг.)2.
1
ПозицияНазвание банкаРентабельность активов, %Баллы
2
1.Гута-Банк31,6910
3
2.Кемсоцинбанк31,1810
4
3.Финтрастбанк29,7610
5
4.Центрально-Европейский Банк19,1810
6
5.Киви Банк18,910
7
6.Современный Коммерческий Инновационный Банк17,4210
8
7.Арсенал13,4110
9
8.РБА12,4510
10
9.РИБ12,1110
11
10.Внешфинбанк11,0610
12
11.Промсвязьинвест10,9810
13
12.МБА-Москва9,9410
14
13.Дальний Восток9,7610
15
14.Тинькофф Банк9,2710
16
15.Народный Банк9,0910
17
16.Модульбанк8,910
18
17.Бинбанк Диджитал8,7110
19
18.Вокбанк8,6610
20
19.Азия-Инвест Банк8,6110
21
20.Русьуниверсалбанк7,6310
22
21.Унифондбанк7,298
23
22.Московский Национальный Инвестиционный Банк6,678
24
23.Банк ПСА Финанс Рус6,668
25
24.Народный Земельно-Промышленный Банк6,298
26
25.Еврокапитал-Альянс6,058
27
26.Ю Би Эс Банк5,898
28
27.Жилстройбанк5,88
29
28.Новое Время5.88
30
29.Держава5,538
31
30.МВС Банк5,298
2Показатель рассчитывается по формуле: ROA = (ЧП/Аср)*(12/n)*100.
Источник: БизнесДром по данным Банка России
Таблица 4. Топ-30 банков по чистой прибыли по состоянию на дату расчета.
1
ПозицияНазвание банкаЧистая прибыль, млн руб.Баллы
2
1.Сбербанк России316 96310
3
2.ВТБ 2432 55410
4
3.ВТБ Банк Москвы27 22610
5
4.Газпромбанк20 42810
6
5.Альфа-Банк19 27310
7
6.ЮниКредит Банк16 56010
8
7.Райффайзенбанк13 88310
9
8.Тинькофф Банк9 20910
10
9.Национальный Клиринговый Центр6 96810
11
10.Русский Стандарт6 17210
12
11.Банк Уралсиб6 06910
13
12.Банк «Хоум Кредит»5 62810
14
13.Ситибанк5 57910
15
14.Банк «ФК Открытие»5 31410
16
15.Промсвязьбанк5 13110
17
16.Совкомбанк4 23310
18
17.Россия3 93710
19
18.Московский Областной Банк3 88210
20
19.Росбанк3 51510
21
20.РосЕвроБанк3 23910
22
21.Банк «Санкт-Петербург»3 1598
23
22.Всероссийский Банк Развития Регионов2 9858
24
23.Связь-Банк2 7568
25
24.МСП Банк2 4938
26
25.Ренессанс Кредит2 3828
27
26.МТС Банк2 2388
28
27.ИНГ Банк2 0528
29
28.Новикомбанк2 0418
30
29.Нордеа Банк1 7568
31
30.Возрождение1 6758
Источник: БизнесДром по данным Банка России
Таблица 5. Топ-30 банков по чистой процентной марже3.
1
ПозицияНазвание банкаЧПМ, %Баллы
2
1.Икано Банк28.75%10
3
2.Си Ди Би Банк22.11%10
4
3.Тинькофф Банк21.37%10
5
4.ОТП Банк18.84%10
6
5.Прокоммерцбанк16.44%10
7
6.Унифондбанк15.95%10
8
7.Холдинвестбанк14.85%10
9
8.Премиум14.82%10
10
9.Ренессанс Кредит14.73%10
11
10.Классик Эконом Банк14.55%10
12
11.Проминвестбанк14.25%10
13
12.Прохладный14.16%10
14
13.Оней Банк14.09%10
15
14.Новый Промышленный Банк14.00%10
16
15.Эко-Инвест13.59%10
17
16.Еврокапитал-Альянс13.50%10
18
17.МВС Банк13.24%10
19
18.Развитие-Столица13.20%10
20
19.Новаховкапиталбанк13.02%10
21
20.Финансово-Промышленный Капитал12.90%10
22
21.Рента-Банк12.76%8
23
22.Северстройбанк12.47%8
24
23.ЕАТП Банк12.10%8
25
24.Почта Банк11.71%8
26
25.Алжан11.69%8
27
26.Банк «Хоум Кредит»11.62%8
28
27.Русский Банк Сбережений11.58%8
29
28.Уральский Капитал11.53%8
30
29.Бинбанк Диджитал11.46%8
31
30.СКИБ11.29%8
3Показатель рассчитывается как отношение (в процентах годовых) чистых процентных доходов к среднему хронологическому значению всех активов (очищенных от резервов).
Источник: БизнесДром по данным Банка России
Таблица 6. Топ-30 банков по доходности ссуд4.
1
ПозицияНазвание банкаДоходность ссуд, %Баллы
2
1.Модульбанк198.31%10
3
2.РЕСО Кредит169.04%10
4
3.СКИБ119.83%10
5
4.Уралприватбанк106.83%10
6
5.Уралфинанс59.81%10
7
6.Си Ди Би Банк49.53%10
8
7.Оргбанк46.32%10
9
8.Резерв45.44%10
10
9.Спутник40.76%10
11
10.Еврофинанс Моснарбанк37.57%10
12
11.Тинькофф Банк36.74%10
13
12.Глобус36.55%10
14
13.Социнвестбанк36.29%10
15
14.Икано Банк36.28%10
16
15.Вест30.21%10
17
16.Объединенный Кредитный Банк30.18%10
18
17.Углеметбанк29.82%10
19
18.Держава28.14%10
20
19.Росгосстрах Банк27.50%10
21
20.Экономикс-Банк27.20%10
22
21.Рунэтбанк26.93%8
23
22.Народный Земельно-Промышленный Банк26.72%8
24
23.ОТП Банк26.19%8
25
24.Народный Доверительный Банк25.31%8
26
25.Промтрансбанк25.28%8
27
26.МБА-Москва25.22%8
28
27.УМ-Банк24.76%8
29
28.Канский23.78%8
30
29.Банк жилищного финансирования23.67%8
31
30.Внешфинбанк23.59%8
4 Показатель рассчитывается как отношение процентных доходов к среднему хронологическому значению ссудной задолженности.
Источник: БизнесДром по данным Банка России
Таблица 7. Топ-30 эффективных банков по стоимости привлечения средств физлиц5.
1
ПозицияНазвание банкаСтоимость привлечения, %Баллы
2
1.Вятич0.02%10
3
2.Банк Кредит Свисс (Москва)0.11%10
4
3.Анелик Ру0.12%10
5
4.Финансово-Промышленный Капитал0.14%10
6
5.Русфинанс Банк0.31%10
7
6.МТИ-Банк0.41%10
8
7.Дом-Банк0.60%10
9
8.Рунэтбанк0.73%10
10
9.Геобанк0.75%10
11
10.Ресурс-Траст0.94%10
12
11.Севзапинвестпромбанк0.96%10
13
12.Столичный Кредит1.09%10
14
13.Чайна Констракшн Банк1.16%10
15
14.ИНГ Банк1.20%10
16
15.Бэнк Оф Чайна1.25%10
17
16.Национальный Резервный Банк1.37%10
18
17.Ситибанк1.46%10
19
18.РЕСО Кредит1.47%10
20
19.Народный Доверительный Банк1.51%10
21
20.Денизбанк Москва1.55%10
22
21.Новый Символ1.70%8
23
22.Платина1.83%8
24
23.Руссобанк1.92%8
25
24.СКИБ1.92%8
26
25.Кузбассхимбанк10.02%8
27
26.Кемсоцинбанк10.07%8
28
27.Бизнес-Сервис-Траст10.10%8
29
28.МСКБ10.18%8
30
29.Русский Торговый Банк10.19%8
31
30.Взаимодействие10.55%8
5 Показатель обозначает отношение процентных расходов по денежным средствам населения к среднему хронологическому значению вкладов физических лиц.
Источник: БизнесДром по данным Банка России
Методология составления рэнкинга:

Рэнкинг учитывает широкий спектр финансовых данных из публичных форм отчетности кредитных организаций, размещенных на сайте ЦБ РФ (на 1 июля 2017 года). В итоговый рэнкинг эффективных банков были включены 100 банков, набравших наибольший балл по методологии исследования.

При составлении рэнкинга применялись следующие показатели, характеризующие эффективность работы банка, взятые на 1 июля 2017 года:
• рентабельность активов;
• рентабельность капитала;
• чистая процентная маржа;
• чистая прибыль;
• доходность ссуд;
• стоимость депозитов физлиц.

По каждому показателю мы присвоили банкам определенное количество баллов, и на основе суммы баллов по всем показателям было проведено ранжирование. В Топ-100 банков по каждому показателю мы разделили кредитные организации по группам: Топ-20 присвоили по 10 баллов, следующим 20 – 8, затем 6 баллов и тд

Из рэнкинга были исключены банки «Пересвет», «Пойдем!», «Экспресс-Волга», находящиеся на санации, так как их отчетность и показатели могут искажаться, а сравнение с другими игроками может быть некорректным: к примеру, рентабельность капитала банка «Пересвет» за период с 1.07.2016 по 01.07.2017 гг. составляет 8808%.
11.08.2017 | Исследование БизнесДром
Кредитные карты выходят на ускорение
Сегмент кредитных карт еще в 2016 году стагнировал, а в 2017 году выйдет в драйверы роста розничного банкинга. По данным ЦБ РФ, по итогам 2016 года общий портфель кредитных карт сократился на 4%. В 2017 году тренд развернулся: в 1 квартале кредитные карты продемонстрировали прирост на 1,4%, который может заметно ускориться по итогам года в условиях роста предложения карточных продуктов со стороны банков и спроса со стороны населения.

В России неуклонно растет использование банковских карт. Согласно статистике ЦБ, по итогам первого квартала 2017 года количество действующих карт, выпущенных российскими кредитными организациями, составляет 251,7 млн штук. За квартал россияне совершили более 5 млрд транзакций по картам на более чем 12 трлн рублей, а за весь 2016 год эти показатели составили - 17,9 млрд транзакций и 51,2 трлн рублей соответственно. При этом в объеме торговли доля оплаты банковскими картами выросла с 3,5% в 2009 году до 30,5% в 2016 году.

В 2016 году наблюдалось сжатие рынка кредитных карт. В 2015-2016 гг. многие кредитные организации сокращали розничное кредитование и, в частности, карточные кредитные программы. Если до 2014 года включительно с каждым годом число кредитных карт увеличивалось, то в 2015 году оно сократилось на 6%, в 2016 году – еще на 4%.

Таблица 1. Динамика портфеля кредитных карт
*c 2017 года ЦБ не публикует данную статистику


График 1. Динамика портфеля кредитных карт, тыс. шт.
Основная причина, которая привела к сжатию сегмента, - сложная экономическая ситуация снижение доходов населения в течение 2015-2016 гг. По данным Росстата, реальные доходы населения в 2016 г. снизились на 5,9% по сравнению с 2015-м. В этот период заметно «просели» доходы россиян, выросла безработица, ухудшилась ситуация с просрочкой. Ответной реакцией банков на тенденции стала «заморозка» ряда кредитных продуктов или, по крайней мере, осторожность в оформлении новых карт, продлений, расширения лимита по карте. Конечно, ухудшились ценовые условия – ставки по картам существенно выросли. Впоследствии снизился и спрос на кредиты и кредитные карты.

В 2017 году, в условиях относительной стабилизации экономики и доходов россиян, банки стали «размораживать» карточные кредитные программы. Портфель розничных ссуд по итогам первого квартала 2017 года продемонстрировал прирост на 18% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Ипотечное кредитование начало сжиматься (на 0,7% по отношению квартал-к-кварталу), а вот сегмент кредитных карт вышел в лидеры по темпам прироста в рознице. Темпы пока не очень высокие (1,4% по подсчетам НРА), но они могут разогнаться в условиях активизации банков в данном направлении.

Число кредитных карт, правда, по инерции продолжило сокращаться (см. график выше), но темпы существенно замедлились – всего на 1% по сравнению с концом 2016 года. Объем задолженности физических лиц по кредитам до востребования и овердрафтам на 1 апреля 2017 года составил около 1 трлн руб., увеличившись за квартал на 2,2%.

По нашим оценкам, кредитные карты имеют самый большой потенциал роста в 2017 году среди направлений розничного кредитования – порядка 10-15%. Есть несколько факторов, положительно влияющих на этот сегмент. Во-первых, относительная стабилизация ситуации в стране – как общей экономической, так и ситуацией с доходами граждан. В российской экономике начался новый цикл, возможно мы выходим из рецессии; этом году ее прирост составит 1,3-1,8%. В 2017-м ЦБ планирует удержать инфляцию на уровне 4%. Уровень безработицы, по данным Росстата, находится на низком уровне (5,2% - в мае 2017 года), причем снижается – в мае 2016 года этот показатель составлял 5,6%. По данным доклада Международной организации труда (МОТ), в 2017 году число безработных россиян останется на уровне 2016 года (4,3 млн человек), а в 2018 году уменьшится на 2,3% (до 4,2 млн). просроченная задолженность в сегменте кредитных карт стабилизировалась и даже наметился понижательный тренд. Это позволяет банкам снижать ставки по кредитным продуктам, в том числе, картам, упрощать требования к потенциальным заемщикам.

Во-вторых, отложенный спрос на кредитные карты – последние два года рынок сжимался, россияне откладывали многие покупки и путешествия, которые можно оплачивать, в том числе, кредитными картами. В-третьих, банки наращивают комиссионные расходы, а такой продукт как кредитные карты позволяет развивать клиентскую базу для кросс-продаж.

В 2017 году, таким образом, банки начали «размораживать» кредитные программы, расширять кредитные лимиты, выдавать новые карты, а также вводить новые предложения, например, кобрендинговые программы с торговыми сетями.

По нашим оценкам, темп прироста розничного кредитования в 2017 году может достигнуть 10-12%, а сегмент кредитных карт вырастет на 10-15%.

На рынке кредитных карт отмечается высокая концентрация. На конец 2015-го Топ-10 игроков на рынке охватывали 79% рынка, а по итогам 2016-го их совокупная доля увеличилась до 82%.

Таблица 2. Топ-10 игроков на рынке кредитных карт по итогам 2016 года


График 2. Структура рынка кредитных карт в 2016 году
10.08.2017 | Исследование БизнесДром
Автокредитование и автокаско:
начало роста вслед за автопродажами
В 2017 году продажи новых автомобилей вернулись к росту после длительного периода стагнации, параллельно росло автокредитование. По итогам 1 квартала 2017 года объем автокредитов увеличился на 37,3% (подсчеты НБКИ). Автокаско в первом квартале продолжило снижаться по сборам, однако прогноз на год - прирост на 3-5%. По подсчетам Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ), за январь-май 2017 года авторынок вырос по продажам на 5,1%. По оценкам Автостата, прирост был еще более существенным – примерно на 10,2% по сравнению с аналогичным периодом 2016 года. В мае-июне темпы стали даже ускоряться – рынок прирастал ежемесячно примерно на 15% (по отношению к аналогичному периоду 2016 года). Всего за 5 месяцев было продано 520 тыс. новых легковых автомобилей (оценка Автостата). По прогнозам АЕБ, автомобильные продажи в России по итогам текущего года увеличатся на 4%.

График 1. Динамика объема российского авторынка
Источник: БизнесДром по данным AEB
По оценкам Министерства промышленности и торговли РФ, прирост по году составит 7,4%. Автостат, в свою очередь, указывает, что по итогам 2017 г. российский рынок авто может прибавить 10-20% и достигнуть 1,45-1,6 млн автомобилей. Позитивные прогнозы по авторынку и у PwC, практически по всем направлениям:
Источник: БизнесДром по данным PwC
Есть все основания полагать, что текущий положительный тренд продлится как минимум до весны 2018 года. На авторынок на текущий момент влияет ряд факторов.

Во-первых, у населения за период девальвации рубля и снижения доходов сложился существенный отложенный спрос на автомобили, при этом транспортный парк требует естественного обновления. Как правило, многие частные автовладельцы по прошествии гарантийного срока меняют автомобиль на новый. Во-вторых, начала стабилизироваться ситуация с доходами россиян. Так, по подсчетам Росстата, в первом полугодии 2017-го года реальная зарплата граждан увеличилась на 2,7% к аналогичному периоду прошлого года. Реальные доходы россиян, по данным Росстата, остались на уровне июня 2016 года (между реальными зарплатами и реальными доходами есть разрыв из-за роста кредитования, Росстат считает новые кредиты отрицательным доходом), однако, по прогнозам экспертов, в 2017 году этот показатель также вырастет. В-третьих, всплеск спроса стимулировал ответную реакцию локальных производителей транспортных средств. В первом квартале производство автомобилей в России выросло на 23%. За январь-май только в Санкт-Петербурге заводы Nissan, Hyundai, Toyota за январь-май нарастили производство на 37%. Растут и продажи отечественных автомобилей. По итогам первого полугодия 2017 г. автопродажи составили 183,7 тыс. единиц, что на 7,8% больше чем годом ранее. И, наконец, в-четвертых, большинство банков разморозили программы автокредитования, в этом сегменте ожидается активный рост по итогам года.

Пока ипотечное кредитование сжимается, именно автокредитование может стать драйвером роста всей банковской розницы, ведь доля автокредитования в автопродажах составляет порядка 45-50%. Статистика уже подтверждает этот вывод. По подсчетам НБКИ, по итогам 1 квартала 2017 года объем автокредитов увеличился на 37,3% (с 64,4 млрд до 87 млрд руб.).

Банки снижают ставки по автокредитам вслед за уменьшением уровня ставок на рынке и ключевой ставки. В 2016 году ставка по автокредитам составляла порядка 11-12%, сейчас – около 10%, и показатель имеет тенденцию к дальнейшему снижению. Автокредитование находится в прямой корреляции с автопродажами, и, по нашим прогнозам, в 2017 году эти направления бизнеса продемонстрируют положительную динамику. При этом в автокредитовании просрочка традиционно находится на невысоком уровне по сравнению с другими кредитными розничными направлениями (за исключением ипотеки). По данным НБКИ, уровень проблемных автокредитов составляет около 10% (в то время как по кредитным картам этот показатель составляет 18% и по потребкредитам - 21%).

Также рост автопродаж обеспечит рост в автокаско. В первом квартале 2017 года сборы по ОСАГО и автокаско еще снижались, но по итогам года, по нашим оценкам, автокаско может стать одним из растущих сегментов именно в связи с активизацией на автомобильном рынке. ОСАГО тоже вырастет, однако в этом сегменте, помимо снижения сборов, в последнее время накопилась масса других проблем (растущая убыточность, давление автоюристов и мошенников).

Что касается автокаско, то данное направление страхового бизнеса является одним из наиболее успешных сегодня. Еще в первом квартале 2015 году сегмент автокаско характеризовался высокой убыточностью – коэффициент выплат достигнул 87,5%, в первом квартале 2016 года он снизился до 64,9%, а в первом квартале текущего года и вовсе составил 57%. Можно сказать, что показатель стабилизировался: некоторые эксперты выражали опасения по поводу демпинга на рынке, но по итогам всего 2016 года коэффициент выплат составил 57% и таким же остается на текущий момент. Крупные страховщики отказались от радикального снижения цен, кроме того, стали расти продажи продуктов с возможностью экономии по стоимости полиса - с франшизой, с телематикой, и т.д. Кроме того, сыграла свою роль и стабилизация комиссионного вознаграждения (КВ) на низком уровне (около 20% в среднем по рынку). Таким образом, компании, развивающие бизнес по автокаско, и по итогам 2016 года показали неплохие результаты, и по всей видимо вырастут в 2017 году. Прогноз по темпу прироста - +3-5% в 2017 году. Прогноз по уровню выплат – 57-60%.
График 2. Динамика уровня выплат в автокаско, %
Источник: БизнесДром по данным Банка России
09.08.2017 | Исследование БизнесДром
Банковский сектор:
нерезиденты отступают
Концентрация банковских активов в России усиливается в пользу банков с участием государства, а доля банков с участием нерезидентов устойчиво сокращается. Темпы прироста активов у банков с госучастием заметно превышают среднерыночные, и наоборот, у банков с иностранным капиталом они существенно ниже средних по рынку. Переток клиентов, при этом, обусловлен не столько усилиями госбанков по привлечению клиентов и улучшению сервиса, сколько регулярными отзывами лицензий у кредитных организаций. Плавное сокращение количества и доли иностранных банков на российском рынке в ближайшие 2 года продолжится, однако уходить будут банки за пределами топ-30 по активам.

Концентрация банковских активов в России заметно усиливается в пользу банков с участием государства. Доля топ-15 банков с госучастием [1] (по размеру активов на 01.01.2017) в активах банковской системы составляла в 2008 году 51,2%, в 2012 году – 56,4%, в 2016 – уже 61,4%. На фоне отзыва лицензий у целого ряда российских банков происходит переток клиентов (как по активам, так и по пассивам) в банки с государственным участием, частные российские банки и банки с участием нерезидентов при этом теряют позиции.

Доля банков с участием нерезидентов в банковской системе устойчиво сокращается. Доля банков со 100%-м иностранным участием среди банков топ-30 по активам составляла 6,1% в 2008 году (6 банков), 4,6% в 2012 году (5 банков), и снизилась до 3,8% по итогам 2016 года (во все периоды без учета Промсвязьбанка). Общее количество банков с участием нерезидентов в банковской системе сократилось более стремительно: с 244 в 2012 году до 174 на конец 2016 года.

Темпы прироста активов у банков с участием нерезидентов существенно ниже по сравнению с госбанками. Так, активы топ-15 банков с госучастием выросли в 2012 году по отношению к 2008 году на 94,4% (83,4% без учета Сбербанка), а в 2016 году темпы прироста по отношению к 2012 году составили 76,2% (91,9% без учета Сбербанка). При этом темпы прироста активов 15 крупных банков с участием нерезидентов [2] за те же периоды составили 50,4% и 13,8% соответственно. Для сравнения, темпы прироста активов банковской системы составляли соответственно 76,7% и 61,7%.

Наибольшие достижения банки с госучастием демонстрируют в кредитовании физических и юридических лиц. Так, доля портфеля ссуд ФЛ, приходящаяся на 15 крупнейших банков с госучастием, увеличилась в 1,5 раза за период с 2008 по 2016 гг. и составила на начало 2017 года 65,7%. Аналогично выросла доля портфеля ссуд ЮЛ, приходящаяся на 15 крупнейших госбанков - за 8 лет на 17,4 п.п. до 71,7 п.п. Иностранные банки «теряются» на этом фоне - доля 15 крупных банков с участием нерезидентов за это же время сократилась на 2,7 п.п. до 3,5%.

Однако, рост рыночной доли госбанков нельзя приписать исключительно качеству их услуг или высокоэффективной политике привлечения клиентов. Напротив, на фоне отзыва лицензий у ряда кредитных организаций, частные банки ослабли в конкурентной борьбе, в результате чего банки с госучастием стали бенефициарами «зачистки» банковского рынка. Помимо роста рыночной доли, простимулированный внешними факторами переток клиентов в госбанки обусловил эффект синергии в виде снижения затрат на привлечение средств и клиентов без дополнительных мероприятий со стороны госбанков. Рост некоторых крупных частных банков в подобной ситуации означает, что им пришлось дополнительно бороться за клиентов, в ряде случаев менее качественных – для удержания рыночной доли.

Плавное сокращение количества и доли иностранных банков на российском рынке в ближайшие 2 года продолжится, однако сворачивать бизнес и совсем покидать рынок будут банки за пределами топ-30 по активам. В этой категории банки делятся на три группы. Во-первых, небольшие узкоспециализированные банки, которые обслуживают дочерние иностранные компании, например, дочки китайских и других азиатских банков. Во-вторых, небольшие розничные нишевые банки, например, Тойота-банк, БМВ Банк и Мерседес-Бенц Банк Рус, Фольксваген Банк. В-третьих, средние банки, либо универсальные, либо специализирующиеся на корпоративном обслуживании. Если первые две группы банков продолжат работать в России (правда, без наращивания доли рынка и объемов бизнеса), то представители третьей как раз наиболее активно сокращают бизнес или даже покидают рынок. При этом важный фактор - это разделение рынка на банки с базовой лицензией и универсальные кредитные организации. Для некоторых иностранных дочек целесообразно оставаться маленьким банком, и в этом случае переходить в категорию с базовой лицензией даже неприемлемо. Эти финансовые организации ограничиваются трансграничными операциями, работой с валютой (первая группа) либо, например, автокредитованием в салонах (вторая), то есть узким перечнем услуг.

Крупнейшие игроки рынка продолжат вести бизнес в России, но будут постепенно сокращать свои портфели. Таким образом, количество банков в первой тридцатке кредитных учреждений в 2018-2019 гг. останется на уровне 2017 года (4). А вот доля иностранных банков в Топ-30 будет снижаться, по нашим прогнозам, в 2017 году – до 3,5%, в 2018-2019 гг. – до 2,5-3%.

Факторы, влияющие на сокращение активов нерезидентов, - текущая политическая (продление антироссийских санкций) и экономическая ситуация (продолжение «зачистки» банковского сектора), которые не содержат предпосылок для роста числа иностранных кредитных организаций в России. Банки, которые сокращают бизнес или делают run off, как правило, специализируются на обслуживании крупного корпоративного бизнеса. В этом сегменте, помимо высоких геополитических рисков и общей экономической нестабильности, уже третий год наблюдается низкая инвестиционная активность и как итог – низкие аппетиты к заемным ресурсам со стороны предприятий. Тем не менее, большинство уже существующих иностранных игроков продолжат работать на рынке, и, в частности, банки, занимающие высокие позиции – входящие в топ-30 – топ-50 рэнкинга по активам.
[1] В перечень крупнейших банков с госучастием были включены: Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, ВТБ 24, РСХБ, НКЦ, БМ-Банк, АК БАРС, Российский Капитал, ВБРР, Зенит, Связь-Банк, Новикомбанк, Глобэкс, Почта Банк.

[2] В выборку банков с иностранным капиталом включены банки удовлетворяющие одновременно следующим условиям: 100% участие нерезидентов в уставном капитале, размер уставного капитала свыше 1,5 млрд руб., осуществление деятельности в период 2008-2016гг. (в выборку вошли: ЮниКредит Банк, Райффайзенбанк, ХКФ Банк, ИНГ Банк (Евразия), Кредит Европа Банк, Эйч-Эс-Би-Си Банк, БНП Париба Банк, Банк Интеза, Тойота Банк, Банк оф Токио-Мицубиси ЮФДжей (Евразия), Мидзухо Банк (Москва), Коммерцбанк (Евразия), СЭБ Банк, ДЖ.П. Морган Банк Интернешнл, Ишбанк.
График 1. Количество банков с участием нерезидентов резко сократилось после 2012 года


График 2. Количество и доля иностранных банков в первой тридцатке кредитных учреждений заметно сокращается


Таблица 1. Банки со 100% иностранным участием среди 30 крупнейших российских банков по размеру активов


График 3. Темпы прироста активов банков с госучастием заметно выше темпов всей банковской системы, банки с участием нерезидентов, напротив, растут намного медленней


График 4. Доля портфеля ссуд ЮЛ, приходящаяся на 15 крупнейших банков с госучастием, за 8 лет выросла на 17,4 п.п., доля 15 крупных банков с участием нерезидентов за это же время сократилась на 2,7 п.п.


График 5. Доля портфеля ссуд ФЛ, приходящаяся на 15 крупнейших банков с госучастием, увеличилась в 1,5 раза за период с 2008 по 2016 гг.
01.08.2017 | Финверсия
От «черных списков» до бегства вкладчиков: как развивается паника на банковском рынке
Иммунитет от дестабилизации есть только у госбанков, частные же банки могут пострадать даже от слухов. ССВ работает без перебоев, но вкладчики нервничают при каждой негативной новости.

Паника вкладчиков становится хронической для россиян в связи с продолжающейся активной «чисткой» рынка регулятором. Так, с 2014 по 2017 гг. лицензий лишилось более 300 банков, и этот процесс продолжается. Система страхования вкладов работает исправно. Однако не все вклады в банках с отозванными лицензиями укладываются в лимит, и, что самое важное, в последнее время все чаще выявляются случаи фальсификации вкладов, или так называемые «тетрадочные» вклады. При этом, банки, сталкивающиеся с финансовыми проблемами, и – в конечном итоге – их клиенты – часто долгое время находятся в подвешенном состоянии. Самые яркие недавние примеры – история с банками «Пересвет» и «Югра» (с разными исходами). До этого были СБ-банк, банк «Таврический» и ряд других.

Еще в апреле Госдума приняла закон о новом механизме санации банков, в рамках которого проводить санации планируется через созданный ЦБ Фонд консолидации банковского сектора и его УК, которая будет действовать от имени регулятора. В том числе, эта управляющая компания займется предупреждением банкротства банков и урегулированию обязательств санируемых банков, осуществляя инвестиции в их капитал с использованием средств Фонда. Закон принят, но в рамках нового порядка еще не один банк не ушел на санацию, что вызывает вопросы о том, будет ли у проблемных банков такой вариант развития ситуации? Или всем проблемным банкам грозит только временная администрация и потеря лицензии в конечном счете. Пока что отмена старой модели санации и отсутствие запуска новой – это еще один фактор неопределенности для клиентов и вкладчиков.

Есть разные примеры «проблемных» банков. Есть банки с рискованной кредитной политикой, которые набрали плохих активов и, как следствие, теряют финансовую устойчивость и кредитоспособность и не могут обеспечить исполнение обязательств. Есть банки, занимающиеся конкретными мошенничествами действиями, – например, фальсификацией отчетности или открытием «тетрадочных» вкладов. Важно разделить мошенничества в чистом виде и непродуманную, высокорискованную кредитную политику. Обе категории банков «пылесосят» депозитный рынок в поисках денег, однако цели у них разные: у первой категории – это попытка выправить ситуацию, у второй – вывести капитал.

При этом не следует транслировать на всю систему и все частные банки названные риски и проблемы, будь то явные мошенничества или неэффективная управленческая политика. Выявление ряда таких кредитных организаций вовсе не значит, что любой банк сегодня - проблемный, даже если вокруг него вдруг складывается некий негативный информационный фон.

В разные годы подобные истории случались даже у крупнейших игроков рынка. Например, в 2015 году информационной атаке подвергся Альфа-банк и получил отток депозитных денег в несколько млрд рублей из-за того, что клиенты банка получали сообщения о проблемах в кредитной организации. К счастью, ресурсы акционеров и грамотная информационная политика быстро стабилизировали ситуацию.

Любой сбой в банкоматах или мобильном банке вызывает у клиентов вопросы, а все ли в порядке с тем или иным банком. По сути, от паники клиентов, которая стала уже хронической и происходит после каждого отзыва лицензии и от каждого слуха в соцсетях, может пострадать кто угодно – и небольшой региональный банк, и крупный федеральный. У небольшой кредитной организации, при этом, шансы выстоять практически стремятся к нулю, с учетом того, что на санацию в последнее время банки просто не ходят. Крупный игрок, вероятно, справится, но негативные последствия в виде оттока депозитов, понижения рейтинга потребуют решения. Решением могло бы стать введение жесткой ответственности за распространение «слухов», однако возникнут проблемы с поиском первичного источника и доказательной базой. Также полезным для всей банковской отрасли может стать информирование клиентов о критериях устойчивости кредитных организаций. На текущий момент в СМИ появляются, как правило, только сообщения о предписаниях банкам со стороны ЦБ или в лучшем случае ФАС за какие-либо нарушения, а что они значат для бизнеса и насколько они критичны, не разъясняется.

Иммунитет от дестабилизации есть только у госбанков. Несмотря на то, что среди них есть довольно неэффективные организации, их практически не касаются информационные риски. Даже если у них откажет вся банкоматная сеть или не работают переводы, клиенты не опасаются, что госбанк имеет проблемы с ликвидностью, как это было бы, случись такой форс-мажор с любым другим банком.

В перспективе неравноценные правила игры приведут к тому, что премия за риск у банков с госучастием будет снижаться (и ставки по вкладам), что неминуемо приведет сначала к перетоку капиталов из крупных банков в госбанки, а затем и в другие варианты размещения (небанковские), что в целом не является положительной тенденцией для банковской индустрии.

Текущая статистика уже подтверждает этот тренд. По данным исследования «БизнесДрома» по банковскому сектору, концентрация банковских активов в России усиливается в пользу банков с участием государства. Доля топ-15 банков с госучастием (по размеру активов на 01.01.2017) в активах банковской системы составляла в 2008 году 51,2%, в 2012 году – 56,4%, а в 2016 – уже 61,4%. На фоне отзыва лицензий у целого ряда российских банков происходит переток клиентов (как по активам, так и по пассивам) в банки с государственным участием, а частные банки теряют позиции. По нашим подсчетам, доля розничного кредитного портфеля, приходящаяся на Топ-15 кредитных организаций с госучастием, увеличилась в 1,5 раза за период с 2008 по 2016 гг. и составила на начало 2017 года 65,7%. Аналогично выросла доля корпоративного портфеля, приходящаяся на Топ-15 госбанков, - за 8 лет на 17,4 п.п. до 71,7 п.п.

При этом, рост доли банков с госучастием во всех сегментах банковского рынка вызван, конечно же, не более высоким качеством их услуг или иными рыночными параметрами. Эта тенденция обусловлена, в основном, «зачисткой» банковского рынка, на фоне которой частные игроки выглядят гораздо слабее с точки зрения репутационных рисков.


Павел Самиев,
управляющий директор НРА, генеральный директор «БизнесДром»
01.08.2017 | Банкир.ру
Корпоративное кредитование: начало выхода из стагнации?
В то время, как розничное кредитование приступило к активному росту сразу в большинстве сегментов, корпоративное кредитование только выходит из зоны стагнации, но вполне может побить абсолютный рекорд по объемам в 2017 году.

Стабилизация экономической ситуации привела к тому, что банки стали «размораживать» кредитование и наращивать портфель. Прирост пока неоднородный: по данным ЦБ, за первое полугодие 2017 года совокупный розничный портфель вырос почти на 4% (а некоторые розничные сегменты выросли еще сильнее), а кредиты организациям – менее, чем на 1% (такие подсчеты содержатся в информационно-аналитическом материале ЦБ «Финансовое обозрение» за 2 квартал 2017 года).

Хотя месячная динамика по корпоративному портфелю не внушает сильного оптимизма: в июне корпоративный портфель вырос всего на 0,04%, результат и в 1% прироста для корпоративного портфеля – это прогресс по сравнению с его сжатием в 2016 году. Прогноз ЦБ по динамике на 2017 год +3-5%. По оценкам НРА, по итогам года ссуды предприятиям могут составить рекордную величину в истории развития рынка – до 39 трлн рублей, темпы прироста до 10%.

Уже в начале 2017 года корпоративное кредитование практически вернулось к докризисным показателям. Прирост корпоративного портфеля (компаниям и ИП) в 1 квартале 2017 года составил 8,1%, или 8,1 трлн рублей, что всего на 400 млрд рублей меньше, чем в 1 квартале 2014 года, а этот период был наиболее динамичным для корпоративного рынка за предшествующие 5 лет. На 1 июня 2017 года, по данным ЦБ, объем кредитов компаниям нефинансового сектора составил 29,6 трлн рублей.

Львиная доля корпоративного сегмента приходится на банки с госучастием, они продолжают активно кредитовать компании. По данным исследования «БизнесДрома» «Банковский сектор: нерезиденты отступают», доля портфеля кредитов организациям, приходящаяся на 15 крупнейших госбанков, увеличилась за 8 лет на 17,4 п.п. до 71,7%. Кроме того, концентрация госбанков выросла и по другим показателям, например, доля этих кредитных организаций в розничном портфеле увеличилась в 1,5 раза – на начало 2017 года до 65,7%.

Еще одна тенденция – стабилизация доли валютных кредитов в корпоративном портфеле. Так, за первый квартал текущего года этот показатель вырос всего на 0,4 п.п. и вернулся примерно к уровню 2012 года: за первый квартал 2017 года доля валютных ссуд составила 9,6%, а в 2012 году – 9%. Отмечу, что курс доллара за указанный период вырос почти в 2 раза, а евро – в 1,5.

Уровень проблемных долгов в корпоративном секторе стабилен в последние три года и составляет около 7% (точно - 7,2%портфеля по итогам 1 квартала 2017 года). Наиболее высокие показатели по просрочке, превышающие среднерыночные, по оценкам НРА, в девелопменте (23% портфеля), торговле (12,5%), аграрном секторе (9,9%). В строительной отрасли вообще с просрочкой ситуация близкая к критической, показатель проблемных кредитов за 2 года вырос на 11 п.п. (по итогам первого квартала 2015 года просрочка составляла всего 11,5%). А наиболее устойчивыми являются сегменты производства и распределения электроэнергии, газа и воды (всего 1,9% просрочки) и добычи полезных ископаемых (2,6% просрочки). По нашим оценкам, при дальнейшей стабилизации экономической ситуации доля корпоративной просрочки будет и далее снижаться, что, в свою очередь, является стимулом для стабильного будущего роста и улучшения условий по кредитам (ценовых и неценовых параметров).

Сжатие корпоративного портфеля в предыдущие годы, можно сказать, «очистило» рынок. С одной стороны, деньги банков не шли в экономику через кредитование. С другой стороны, со стороны крупных компаний также снизились аппетиты к заемным ресурсам, несмотря на постепенное улучшение кредитных ставок. Компании стали лучше управлять своими бизнес-портфелями, осторожнее разворачивать инвестиционные проекты, вести бизнес в целом эффективнее – и с точки зрения оптимизации расходов, и с точки зрения финансового результата. Поэтому аккуратное отношение к кредитам было логичным.

Подобная осторожная политика участников рынка, при которой заемные средства привлекаются преимущественно под экстранадежные направления деятельности и проекты, а банки, в свою очередь, кредитуют очень выборочно, способствовала стабилизации кредитных рисков банков и долговой нагрузки реального сектора. В будущем это может создать благоприятную базу для органического роста корпоративного кредитования, когда экономика окончательно войдет в стадию стабильного развития и будет больше стимулов и предпосылок для реализации инвестиционных проектов. Сейчас рынок корпоративного кредитования, можно сказать, готовится к стадии более активной динамики. Однако все эти оптимистичные планы могут разрушиться дестабилизацией какого-то из макропараметров: валютных курсов, например.

По оценкам НРА, в 2017 году корпоративное кредитование может поставить рекорд: прирост выдач корпоративных кредитов может составить до 10%, а их объем - около 39 трлн рублей. Позитивные факторы, влияющие на этот тренд, - восстановление экономического роста и спроса на заемное финансирование со стороны компаний, в том числе, из отраслей, ориентированных на импортозамещение, а также улучшение ставок по кредитам. По данным ЦБ, стоимость краткосрочных кредитов организациям за первые пять месяцев года снизилась на 1,1 п.п. Все это не означает, что корпоративное кредитование вышло из кризиса – как и вся экономика. Накопились предпосылки для перехода от стагнации к росту; причем бенефициары роста – это группа крупнейших банков, прежде всего, с госучастием и нескольких крупных частных групп. Сегмент кредитования среднего и малого бизнеса будет расти с отставанием от крупного, а значит и концентрация портфеля на крупнейших заемщиках и группах тоже может вырасти.

Павел Самиев,
управляющий директор Национального рейтингового агентства, генеральный директор БизнесДром
31.07.2017 | Ведомости
Почему иностранным банкам стало неуютно работать в России
«Дочки» зарубежных кредитных организаций сокращают портфели; стоит ли ждать их полного ухода?

Бизнес банков с участием нерезидентов продолжает сокращаться. Доля 100%-ных иностранных «дочек» среди топ-30 банков по активам в 2008 г. составляла 6,1% (шесть банков), в 2012 г. – 4,6% (пять), а по итогам 2016 г. снизилась до 3,8%. Общее количество банков с участием капитала нерезидентов в отрасли упало еще заметнее: с 244 кредитных организации в 2012 г. до 174 на конец 2016 г.

Одна из причин, влияющих на сжатие сегмента иностранных банков, – повышение роли госбанков на рынке. Как показывают подсчеты НРА, концентрация банковских активов в России усиливается в пользу кредитных организаций с госучастием, причем по многим ключевым параметрам. Так, темпы прироста активов у банков с госучастием сильно превышают среднерыночные: активы топ-15 организаций с госучастием выросли в 2012 г. по отношению к 2008 г. на 94,4% (83,4% без учета Сбербанка), а в 2016 г. темпы прироста по отношению к 2012 г. составили 76,2% (91,9% без учета Сбербанка). Для сравнения: темпы прироста активов всей банковской системы составляли 76,7% и 61,7% соответственно.

В 2016 г. госбанки выдали 65,7% всех розничных кредитов и 71,7% корпоративных ссуд. Для сравнения: в 2008 г. на топ-15 банков с госучастием приходилось всего 43,8% розничного портфеля и 54,3% корпоративного. В итоге доля топ-15 кредитных организаций с госучастием в совокупных активах составляла в 2008 г. 51,2%, в 2012 г. – 56,4%, в 2016 г. – уже 61,4%.

Очевидно, что рост рыночной доли госбанков вызван не их особенно качественным обслуживанием и продуктами. Дело в том, что на фоне чистки рынка от финансово неустойчивых банков и отзыва лицензий у ряда кредитных организаций происходит переток клиентов в банки с государственным участием, а частные банки и особенно банки с участием нерезидентов сдают позиции.

В текущей ситуации иностранным «дочкам» тоже сложно развивать бизнес, и они продолжают сокращать портфели; мало кто из них продолжает активную маркетинговую политику, единицы тратятся на рекламу.

Особенно быстро сокращается присутствие в корпоративном сегменте, где помимо геополитического фактора влияет и снижение спроса на заемные ресурсы со стороны крупнейших корпораций. А за имеющийся спрос банкам буквально приходится бороться – с крупными предприятиями из системообразующих отраслей хотят работать все банки. При этом иностранные «дочки» по условиям кредитных корпоративных продуктов заведомо проигрывают госбанкам (даже по ценовым параметрам, к тому же госбанки более либеральны по ковенантам, да и фактор «административного выбора» партнеров тоже стал очень значим). Таким образом, даже при восстановлении спроса на кредиты в корпоративном секторе банки-нерезиденты скорее всего оживления не почувствуют и будут по-прежнему сокращать портфели.

В ближайшие годы снижение числа и доли иностранных банков на российском рынке, по нашим оценкам, продолжится. Причем вариант с продажей этих банков тоже маловероятен – по крайней мере, если речь идет о продаже именно банковского бизнеса, а не свернутых до состояния «оболочек» банков с лицензией, но без клиентской базы и инфраструктуры. Многие иностранные банки долго получали убытки, и для них наилучший вариант – постепенная «заморозка» и, возможно, закрытие бизнеса без генерации новых потерь.

Но все же, если говорить о сворачивании бизнеса и его полном закрытии, то окончательно уходить с российского рынка будут, видимо, банки за пределами топ-30 по активам, которые как раз больше специализируются на корпоративном сегменте или раньше работали частично также в рознице или кредитовали малые и средние предприятия. Для таких иностранных банков будущее на российском рынке пока не сулит никаких перспектив.

Кредитные организации из топ-50 продолжат работать на отечественном рынке, осуществляя точечные сделки и поддерживая текущие договоры. Небольшие банки, которые обслуживают дочерние иностранные компании, в частности – «дочки» азиатских финансовых групп, и нишевые кредитные организации, например банки, связанные с автоконцернами, также вряд ли покинут Россию. Они продолжат вести бизнес в своих сегментах, но без активного роста.

Вспоминая опасения банкиров, что иностранные банки, имеющие глобальную сеть, огромные ресурсы, дешевое фондирование, передовые технологии, к 2020 г. захватят российский банковский рынок, сейчас можно констатировать, что этот сценарий не реализуется уже точно. Даже если российский банковский рынок начнет устойчиво расти в условиях относительной макроэкономической стабильности (что тоже пока под вопросом), иностранные банки не смогут занять значимую нишу. Доминирующий госсектор и несколько крупных частных банковских структур занимают все бóльшую долю на рынке, причем процесс концентрации ускоряется. Иностранцы уходят из России, как и следовало ожидать, не захватив ее, но понеся потери.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Павел Самиев,
управляющий директор Национального рейтингового агентства, генеральный директор БизнесДром

Ипотечные рекорды: ставки ниже – доля больше
Объем выданных ипотечных кредитов по итогам 2016 года немного не дотянул до 1,5 трлн рублей. Ипотека выступила драйвером роста не только для банковского рынка, но и для строительного. При этом существенную роль в двузначных темпах прироста ипотеки сыграла госпрограмма субсидирования процентных ставок на новостройки. Очевидно, что в 2017 году ипотека останется драйвером кредитования и строительства, но вот темпы прироста заметно снизятся.

Жилищный фонд страны за последние годы стабильно увеличивался, а спрос на жилье резко затормозился. По данным Росстата, за 2014-2015 годы было сдано около 170 млн квадратных метров жилья. Большинство из проектов были запущены 2012-2013 годах, когда на горизонте не было существенных угроз для рынка. Но позже, несмотря на падение спроса, застройщики решили достроить начатые проекты, потому что в них уже было вложено большое количество средств.

Сейчас объем ввода в эксплуатацию новых объектов сокращается. По стране этот показатель составил почти 80 млн квадратных метров за 11 месяцев 2016 года, что на 6,5% меньше в сравнении с 2015 годом. «Однако ощутимый эффект от сокращения новых объектов наступит не раньше 2018 года, – отмечает Виктория Ясенко, генеральный директор СК РИНКО. – По нашему прогнозу в 2017 году сокращение ввода в эксплуатацию новых объектов продолжится и составит около 75 млн квадратных метров».

За 2015-2016 годы благодаря льготной программе ипотеки было продано недвижимости почти на 1,4 трлн рублей, при этом банки стали снижать не субсидируемые ставки по ипотеке, что также позволило поддержать спрос. В 2016 году ипотека с двузначными темпами прироста поддержала рынок недвижимости. По данным ЦБ за прошедший год ипотечных кредитов было выдано на общую сумму в 1,48 трлн рублей, что почти на 27% больше, чем за 2015 год. По итогам 2016 года банки выдали почти 864 тыс. ипотечных кредитов. При этом на долю крупнейших 30 банков приходится почти 90% кредитов.

Доля ипотеки в объеме кредитования физлиц приближается к 50% – это рекорд нашего рынка. Такой уровень приближает наш рынок к структуре кредитования в развитых странах. Отложенный спрос, который переместился из среднего класса в сегмент экономжилья и обеспечил высокий уровень продаж в ближайшем Подмосковье и некоторых регионах, является одной из причин высоких показателей ипотечного кредитования. Второй причиной выступила программа субсидирования ставок. Но оба этих фактора не будут работать в 2017 году.

Несмотря на замедление ипотека все равно покажет двузначные темпы прироста в 2017 году. По прогнозу БизнесДром они могут составить до 15%, а в абсолютном выражении – 1,7 трлн рублей новых кредитов по итогам 2017 года. «Текущие процентные ставки по ипотечным кредитам находятся на приемлемом для заемщиков уровне – в среднем около 12,6% за 2016 год, – отмечает председатель Совета директоров QBF Роман Шпаков. – В 2013 и 2014 годах при подобном уровне ставок ипотечный рынок рос примерно на треть ежегодно».

Обвал рынка в начале 2015 года был обусловлен ростом процентных ставок до уровня 14-15%. Несмотря на прекращение программы субсидирования ипотеки, нынешние ставки банков уже стали ниже уровня в 12%, который обеспечивала госпрограмма. Этому в первую очередь способствует решение ЦБ по снижению ключевой ставки. Если Банк России продолжит выбранный курс денежно-кредитной политики, то средний уровень ипотечных ставок может опуститься ниже 10%.

Что касается структуры выдаваемых ипотечных кредитов, то прекращение госпрограммы субсидирования сместит часть спроса с сегмента новостроек, где программа обеспечивала львиную долю финансирования, в сегмент вторичного жилья. Однако кардинальных сдвигов пока ждать не приходится из-за ценового соотношения сегментов — зачастую предложение на вторичном рынке дороже аналогичных квартир в новостройках. И хотя продавцы, согласно опросам, готовы на небольшие скидки, размер желаемого дисконта со стороны покупателей значительно их превышает.

График 1. Ввод нового жилья продолжит сокращение в 2017 году
График 2. Объем ипотечных кредитов почти достиг 1,5 трлн рублей
График 3. ТОП-30 Банков в 2016 году выдали почти 90% ипотечных кредитов
03.06.2017 | Forbes
Смена модели: почему банки снижают свою роль в экономике
Российская экономика, возможно, переходит от континентальной модели финансового рынка, где большую роль играют классические банки, к англосаксонской модели. В ней превалирует инвестиционный бизнес

В российской экономике всегда преобладала так называемая континентальная модель финансового рынка. В этой модели ключевую роль в перераспределении финансовых потоков играют классические банки. В противовес ей существует англосаксонская модель, для которой основной упор делается на небанковские финансовые организации: от инвестбанков до брокеров и различных фондов.

Несмотря на усилия многих игроков и заинтересованность регулятора, последние несколько лет ситуация с расстановкой сил на рынке усугублялась: фондовый рынок с трудом восстанавливался после кризиса 2008 года, рынок акций откровенно стагнировал. Сейчас ситуация начала пусть медленно, но меняться.

На смену традиционному механизму, при котором депозиты населения и бизнеса в банках возвращаются обратно в экономику в виде кредитов, приходят более сложные и многогранные схемы. Так, в недавнем докладе Банка России «Финансовое обозрение: условия проведения денежно-кредитной политики» прямо говорится о том, что «растущая конкуренция за клиента между участниками финансового рынка в последние годы привела к усилению рыночных позиций финансовых организаций, предлагающих нишевые продукты».

По данным ЦБ, именно небанковские финансовые организации (от инвестфондов и микрофинансовых организаций до страховых и лизинговых компаний) обеспечили значительную часть финансовой активности на рынке. И даже банковские кредиты шли в первую очередь таким финансовым организациям. При этом кредитование реального сектора экономики падает: в прошлом году, по данным ЦБ, общий объем займов бизнесу снизился на 9,5%, до 30 трлн рублей.

Сложности в отношениях с банками испытывают не только предприятия, но и физлица. Они, во-первых, все меньше доверяют банкирам – сказывается непрекращающаяся кампания по очистке банковского рынка, в ходе которой лицензий лишилось уже более трехсот игроков. Во-вторых, по мере снижения инфляции сокращаются ставки по депозитам: если в начале 2016 года средневзвешенная ставка по депозитам физлиц сроком до года составляла 8,2%, то по итогам марта 2017 года — уже 5,91%.

Сказывается и сформировавшийся в системе так называемый структурный профицит ликвидности: с начала года долг банковской системы перед ЦБ сократился с 2,7 трлн рублей до 1,5 трлн рублей, при этом объем средств, которые банки держат на счетах регулятора, стабильно составляет 2,9-3,1 трлн рублей. Другими словами, в системе накопился условный «излишек» денег, благодаря которому банки могут не конкурировать за клиента высокими ставками по вкладам.

На этом фоне и происходит оживление небанковского сегмента финансового рынка. Рынок растет — пусть неравномерно, но впечатляющими темпами. Например, по данным Национального рейтингового агентства, двадцать крупнейших управляющих компаний в 2016 году смогли нарастить объем активов до 4,4 трлн рублей – это больше значений 2015 года почти на 30%.

Многие компании смогли показать впечатляющую динамику, собрав под управлением средства пенсионных фондов, но рост рынка обусловлен и появлением новых розничных клиентов. С этой точки зрения впечатляет рост сегмента паевых инвестиционных фондов. Начиная с 2008 года рынок почти ежегодно показывал отток средств. На сегодня динамика принципиально иная: в 2016 году, по данным Investfunds.ru, приток средств в ПИФы составил 13,5 млрд рублей, с начала этого года — уже 16,8 млрд рублей. Средства, которые привлекают управляющие компании и фонды, все активнее инвестируются внутри страны.

Банк России указывает, что происходит улучшение макроэкономической ситуации внутри страны, что сказывается на активах паевых фондов: за 2016 год доля российских акций и облигаций в их активах увеличилась с 56% до 72,6%. Восстановление рынка после кризисов 2014-2015 годов отражается и на заработках управляющих компаний. По данным «Эксперт РА», в 2016 году топ-20 УК увеличили среднюю выручку от управления на 72% — до 1,1 млрд рублей, причем наиболее высокие темпы прироста (+35% по показателю средней выручки на 1 млн рублей активов) продемонстрировали розничные управляющие.

В своем докладе Банк России отмечает рост числа людей, напрямую выходящих на фондовый рынок через небанковские финансовые организации. Что самое важное – приходят они в принципиально иных условиях, а не в период бума фондового рынка, который был до кризиса 2008 года.

Связано это с изменением всей инфраструктуры рынка, а также с тем, что сегодняшний период, наверное, один из самых уникальных для физлиц с точки зрения многочисленных льгот.

Еще в 2015 году заработал инструмент индивидуальных инвестиционных счетов (ИИС), позволивший благодаря существенным льготам сделать интересными вложения в акции и облигации. В этом году число открытых ИИС превысило отметку в 200 000 счетов. А в марте 2017 года Госдума освободила частных инвесторов еще и от уплаты НДФЛ с купонного дохода по облигациям российских эмитентов. Едва ли этим законодательное стимулирование инвестиций на фондовом рынке остановится, поскольку еще раньше, в декабре прошлого года, Банк России предлагал распространить эту льготу еще и на граждан, вкладывающих в инвестфонды.

Автор: Станислав Савченко

Депозиты в 2017 году вырастут менее чем на 2%
Прирост объема депозитов по итогам 2016 года составил чуть больше 1%. По нашему прогнозу в 2017 году прирост депозитов не превысит 2%. Снижение ставок в сегменте вкладов физлиц способствует его стагнации. Депозитные ставки сокращаются на фоне низкого уровня инфляции и понижения ключевой ставки. Концентрация банковского рынка продолжает расти, в том числе и по объему депозитов, а доля Сбербанка в сегменте вкладов физлиц почти достигла 80%. При этом крупнейший банк уже понизил ставки по депозитам. Вслед за лидером банковского сектора стоит ожидать снижения и от банков из ТОП-10, а затем и со стороны остальных участников рынка.

Банковские вклады ещё несколько лет назад считались самым надёжным финансовым инструментом и обеспечивали относительно высокую доходность. Вкладчиков привлекало то, что дельта между средними ставками по вкладам и инфляцией была в России чуть ли не самой высокой в мире. Иначе говоря, реальная депозитная ставка была настолько высока, что все остальные рисковые инвестинструменты даже не рассматривались как объекты вложений. Надёжность кредитно-финансовых структур также не вызывала сомнений, поскольку возврат средств, размещённых на депозитах, гарантирован Агентством по страхованию вкладов. Многие клиенты были настолько уверенны в банках, что просто не думали о вариантах вложения средств в инструменты фондового рынка.

Сейчас же мы снова наблюдаем нарастающий интерес к инструментам фондового рынка. Основное влияние на изменение взгляда вкладчиков оказали несколько факторов: активная пропаганда индивидуальных инвестиционных счетов (ИИС), объявление программы «народных» ОФЗ, а также снижение ставок по депозитам.

«Населению сложно перестроиться после двузначных ставок 2015 года. Поэтому инвесторы начинают искать новые инструменты для размещения средств, а банки готовы им предлагать инвестиционные продукты, причем не только свои, – отметил управляющий директор QBF Зелимхан Мунаев. – Уровень ликвидности банков сейчас очень высокий и не все они заинтересованы в привлечении новых средств. При этом продажа инвестиционных продуктов обеспечивает банкам стабильный рост доходной базы».

Ощутимое влияние на динамику депозитного и инвестиционного рынков оказывают крупные вкладчики с суммами, значительно превышающими лимит АСВ. Раньше они доверяли капитал конкретным банкам, основываясь зачастую на личных знакомствах с руководством и акционерами, а также на уверенности, что они узнают о проблемах в кредитно-финансовом учреждении заранее. Но практика показала, что закрытие банка нередко становится неожиданностью абсолютно для всех, поэтому владельцам капитала не стоит рассчитывать на связи с акционерами. Именно сегмент вкладов выше среднего обеспечивал прирост депозитов в последние два года, а теперь владельцы достаточно крупных сумм быстрее остальных переходят в доверительное управление.

1
Позиция в рейтинге
Название банка
01.04.17,
млрд рублей
01.03.17,
млрд рублей
Изменение,
млрд рублей
Изменение,
%
2
1
Сбербанк России
11172.311230.3-58.0-0.52
3
2ВТБ 242062.02069.9-7.9-0.38
4
3Альфа-Банк662.9654.18.81.35
5
4
Россельхозбанк
647.5626.021.43.43
6
5Газпромбанк624.3633.0-8.7-1.37
7
6
Банк «ФК Открытие»
530.7521.09.81.87
8
7Бинбанк527.9531.5-3.7-0.69
9
8
ВТБ Банк Москвы
497.2526.2-29.0-5.52
10
9
Промсвязьбанк
392.1391.80.20.06
11
10
Райффайзенбанк
333.4337.3-3.9-1.17
12
11
Московский Кредитный Банк
254.4251.03.41.34
13
12Совкомбанк235.3219.515.87.19
14
13Росбанк201.4202.1-0.7-0.35
15
14Югра179.4179.20.20.13
16
15
Московский Индустриальный Банк
176.9174.32.61.49
17
16
Банк «Санкт-Петербург»
176.1176.9-0.7-0.42
18
17
ЮниКредит Банк
168.7165.92.81.7
19
18
Русский Стандарт
168.6171.2-2.6-1.52
20
19
Уральский Банк Реконструкции и Развития
163.4161.81.61,00
21
20Банк Уралсиб151.8153.0-1.2-0.81
1
Позиция
в рейтинге
Название банка
01.04.17,
млрд рублей
01.03.17,
млрд рублей
Изменение,
млрд рублей
Изменение,
%
2
1
Сбербанк России
22131.522294.8-163.4-0.73
3
2
ВТБ Банк Москвы
9354.89443.6-88.8-0.94
4
3Газпромбанк5504.55231.5272.95.22
5
4ВТБ 243202.43190.212.20.38
6
5
Россельхозбанк
2771.62914.7-143.1-4.91
7
6
Банк «ФК Открытие»
2744.62780.1-35.5-1.28
8
7
Национальный Клиринговый Центр
2677.92259.6418.318.51
9
8Альфа-Банк2376.72359.017.70.75
10
9
Московский Кредитный Банк
1336.61296.740.003.08
11
10
Промсвязьбанк
1308.21304.53.70.29
12
11
ЮниКредит Банк
1217.41165.551.94.46
13
12Бинбанк1174.31138.735.63.13
14
13
Райффайзенбанк
809.4825.8-16.4-1.98
15
14Россия771.5797.7-26.2-3.28
16
15Росбанк770.0807.8-37.8-4.68
17
16Рост Банк631.9608.623.43.84
18
17
БМ-Банк (бывш. Банк Москвы)
621.4641.4-20.1-3.13
19
18
Банк «Санкт-Петербург»
588.4571.516.82.94
20
19Совкомбанк580.8556.324.44.39
21
20
Московский Областной Банк
509.1464.744.49.55
1
Позиция в рейтинге
Название банка
01.03.2017,
млрд рублей
01.03.17, млрд рублей
Изменение, млрд рублей
Изменение,
%
2
1
Сбербанк России
155.0104.650.448.14
3
2Газпромбанк15.39.95.555.35
4
3ВТБ 2412.98.84.247.79
5
4
ЮниКредит Банк
11.06.74.363.79
6
5
ВТБ Банк Москвы
8.06.81.318.55
7
6
Райффайзенбанк
6.24.81.429.26
8
7
Тинькофф Банк
4.73.21.548.31
9
8
Московский Кредитный Банк
3.63.40.26.13
10
9
Банк «ФК Открытие»
3.61.22.4191
11
10
Национальный Клиринговый Центр
3.62.11.575.5
12
11Банк Уралсиб3.42.21.254.76
13
12Росбанк2.81.51.493.38
14
13
Хоум Кредит Банк
2.61.41.285.28
15
14Ситибанк2.52.20.211.03
16
15
Экспресс-Волга
2.31.40.959.26
17
16Совкомбанк2.22.00.27.61
18
17
Всероссийский Банк Развития Регионов
1.91.30.644.57
19
18РосЕвроБанк1.91.40.430.27
20
19Нордеа Банк1.71.40.324.05
21
20Россия1.70.71.0133.49
1
Позиция в рейтинге
Название банка
01.04.17,
млрд рублей
01.03.17,
млрд рублей
Изменение,
млрд рублей
Изменение,
%
2
1
Сбербанк России
3327.03264.262.71.9
3
2
ВТБ Банк Москвы
1043.21040.42.80.3
4
3Газпромбанк642.0682.4-40.5-5.9
5
4
Россельхозбанк
389.6386.53.10.8
6
5Альфа-Банк350.5354.3-3.9-1.1
7
6ВТБ 24310.3304.45.91.9
8
7
Банк «ФК Открытие»
268.2266.31.90.7
9
8
ЮниКредит Банк
184.5176.77.84.4
10
9
Промсвязьбанк
144.8146.3-1.5-1.0
11
10
Райффайзенбанк
141.2139.22.01.5
12
11
Московский Кредитный Банк
140.6141.4-0.8-0.6
13
12Росбанк118.8118.70.10.1
14
13
Всероссийский Банк Развития Регионов
118.5117.80.70.6
15
14Бинбанк94.595.1-0.6-0.7
16
15Россия73.871.72.12.9
17
16Ак Барс69.968.01.92.7
18
17
Банк «Санкт-Петербург»
66.967.0-0.1-0.2
19
18
БМ-Банк (бывш. Банк Москвы)
60.865.7-4.9-7.4
20
19Совкомбанк57.354.03.36.1
21
20Ситибанк54.757.3-2.6-4.5
1
Позиция в рейтинге
Название банка
01.04.17,
млрд рублей
01.03.17,
млрд рублей
Изменение,
%
2
1
Сбербанк России
4370.64339.431.2
3
2ВТБ 241623.51598.624.8
4
3
Россельхозбанк
321.8319.82.0
5
4Газпромбанк307.7306.01.7
6
5
ВТБ Банк Москвы
239.3234.54.9
7
6Альфа-Банк235.1231.53.6
8
7
Райффайзенбанк
191.3185.36.0
9
8
Хоум Кредит Банк
150.4149.11.3
10
9
Русский Стандарт
140.1140.6-0.5
11
10Росбанк137.7138.4-0.7
12
11Почта Банк130.6121.78.8
13
12
Тинькофф Банк
125.1121.04.1
14
13
ЮниКредит Банк
120.6120.10.5
15
14
ДельтаКредит
119.0118.01.0
16
15
Восточный Экспресс Банк
117.3116.70.6
17
16
Банк «ФК Открытие»
115.2119.4-4.2
18
17Сетелем Банк102.3101.40.9
19
18
Московский Кредитный Банк
99.9101.7-1.8
20
19
Русфинанс Банк
98.197.70.4
21
20
Национальный Банк «Траст»
90.591.4-0.9
1
Позиция в рейтинге
Название банка
01.04.17,
млрд рублей
01.03.17,
млрд рублей
Изменение,
млрд рублей
Изменение,
%
2
1
Сбербанк России
10128.010304.7-176.7-1.71
3
2
ВТБ Банк Москвы
4672.44658.014.40.31
4
3Газпромбанк3125.73200.2-74.5-2.33
5
4
Банк «ФК Открытие»
1585.51659.8-74.3-4.48
6
5
Россельхозбанк
1458.91408.550.43.58
7
6Альфа-Банк1178.41123.055.54.94
8
7
Московский Кредитный Банк
909.6888.521.22.38
9
8
Национальный Клиринговый Центр
644.3546.398.017.94
10
9
Промсвязьбанк
621.5622.0-0.5-0.09
11
10
ЮниКредит Банк
531.0555.2-24.3-4.37
12
11Россия328.2326.02.20.67
13
12
Райффайзенбанк
327.4342.6-15.3-4.46
14
13
Банк «Санкт-Петербург»
265.3253.112.24.82
15
14Югра257.2249.87.42.95
16
15ВТБ 24255.7253.82.00.78
17
16Росбанк248.2244.53.71.53
18
17
БМ-Банк (бывш. Банк Москвы)
239.7256.8-17.1-6.67
19
18Рост Банк236.2235.40.80.35
20
19
Московский Областной Банк
205.3193.611.706.03
21
20
Банк Сберегательно-кредитного сервиса
199.6193.06.63.42
27.02.2017 | БизнесДром по данным ЦБ РФ
ТОП-10 банков выдали физлицам более 70% кредитов
На долю ТОП-10 банков приходится более 70% объема кредитов, выданных физлицам. Объем портфеля Сбербанка на конец января 2017 года составил 4,3 трлн рублей, на остальные банки из ТОП-10 приходится еще 3,33 трлн рублей кредитов физлицам. Чуть меньше трети (3 трлн рублей) пришлось на долю остальных банков ТОП-200

С января 2016 года лидером по приросту среди других банков из ТОП-10 оказался ВТБ (за счет присоединения Банка Москвы) – 231,51 млрд рублей (Талица 1. «Горячая десятка»). Четкое разделение прослеживается в первой и второй пятерках крупнейших банков. Из второй пятерки только Райффайзенбанк показал положительную динамику и увеличил свой кредитный портфель физлиц на 9,14 млрд рублей.
1
Позиция в рейтинге
Название банка
01.02.2017, млрд рублей
01.02.2016, млрд рублей
Прирост, млрд рублей
прирост, %
2
1
Сбербанк России
4 333,354 129,16204,195
3
2ВТБ 241 585,921 391,27194,6514
4
3
Россельхозбанк
320,93291,4529,4810,1
5
4Газпромбанк306,32287,9918,336,4
6
5
ВТБ Банк Москвы
231,690,17231,51134 323,5
7
6Альфа-Банк230,86244,26-13,4-5,5
8
7
Райффайзенбанк
182,49173,359,145,3
9
8
Хоум Кредит Банк
150,2167,4-17,2-10,3
10
9
Русский Стандарт
141,71170,77-29,07-17
11
10Росбанк140,07179,4-39,32-21,9