14.03.2019| Банковское обозрение

Переход границы.
Какая помощь требуется бизнесу, решившемуся на зарубежную экспансию?


Попытка не просто создать собственный бизнес, но и выйти с ним на международные рынки — всегда стресс для предпринимателя. Тонкости и подводные камни зарубежного законодательства, необходимость оценки рыночной конъюнктуры, поиск контактов с иностранными партнерами — все это зачастую охлаждает пыл бизнесменов. На какую поддержку государства в этом случае могут рассчитывать предприниматели?

Какой солдат не мечтает стать генералом? Какой предприниматель не хочет выйти на зарубежные рынки, торговать с западными странами? Это масса новых возможностей, увеличение прибыли, доступ к международному опыту и технологиям.

Между тем, как показывает практика, именно «комплекс неполноценности» чаще всего мешает российским бизнесменам штурмовать международные орбиты. Например, в ходе опроса, проведенного Московским фондом поддержки промышленности и предпринимательства (МФППиП), представители бизнеса в качестве одной из главных помех для выхода на внешний рынок называли неуверенность в собственных силах при продвижении своего продукта в новых, незнакомых юрисдикциях. Большинство признавались в слабой маркетинговой подготовке, незнании специфики зарубежных рынков и законов, отмечали фактор языкового барьера. а некоторые российские носители инновационных технологий высказывали опасения, что не смогут защитить от мировых акул свои интеллектуальные активы.

Сложности при выводе российскими предприятиями своих товаров и услуг на иностранные рынки, безусловно, есть, и многие опасения предпринимателей, связанные с нехваткой собственных ресурсов, возможно, небеспочвенны. Но именно для того, чтобы ликвидировать существующие пробелы в знаниях и возможностях, государство сегодня создало институты поддержки предпринимателей, планирующих свою маленькую международную экспансию. Эти организации существуют как на федеральном, так и на региональном уровнях. Их цель — помощь экспортоориентированным (или собирающимся стать таковыми) МСП, причем, помочь не только финансово.

В России сегодня существует целая сеть региональных центров поддержки экспорта, охватывающая 31 регион страны. Эти структуры делятся необходимой информацией, консультируют предпринимателей, оказывают им содействие в вопросах продвижения, вплоть до помощи в организации участия в международных выставках. Экспортерам помогают провести оценку рыночной конъюнктуры конкретного зарубежного рынка, подготовить маркетинговую концепцию, проанализировать наличие торговых барьеров, даже перевести необходимые материалы на иностранные языки.

Отдельно нужно сказать о таком важном в современном цифровом мире направлении, как e-commerce. Так, в прошлом году в Москве (лидере российского экспорта) был запущен пилотный проект по продвижению продукции столичных производителей на рынках e-commerce, а не так давно появилась информация о том, что три компании (российский производитель протезов «Моторика», производитель спортивного питания «Академия-Т» и ювелирный завод «Эстет») получат выход на площадку крупнейшего мирового маркетплейса Alibaba.com под брендом «Сделано в Москве». При этом для них будут созданы привилегированные «золотые аккаунты», которые дают преимущество при поисковых запросах со стороны клиентов и обеспечивают более высокий рейтинг доверия. В целом, на Alibaba должны быть представлены около 100 производителей с общим ассортиментом 500 продуктов. При этом оплату 100% стоимости «золотых аккаунтов» и 50% всех затрат на запуск и настройку простых аккаунтов берет на себя город.

Поддержкой столичной экспортной активности занимаются и в МФППиП, где предоставляют льготные займы на участие в выставках (или их проведение), конференциях и презентациях. Кроме того, предприниматели имеют возможность финансировать расходы на сертификацию, получение патентов и свидетельств на свою продукцию и расходы на доставку своей продукции на зарубежные рынки. Отметим, что эта практика (финансирования маркетинговых и юридических услуг для целей экспорта) также широко распространена и в ряде других регионов страны. На местах этим занимаются уже упомянутые центры поддержки экспорта.

Помимо выставок и электронной коммерции региональные власти помогают организовать и другие каналы продвижения: размещение информации о предприятии на зарубежных web-сайтах, оформление страниц в социальных сетях, помощь в создании сайта, в выходе на мировую аудиторию.

Стоит отметить, что предпринимателей, ориентирующихся на экспорт, активно просвещают по этому направлению. Во многих регионах страны существуют специализированные школы экспортера, где проводятся всевозможные семинары, мастер-классы и круглые столы по темам ВЭД, прохождения таможни, налоговым вопросам, по сертификации, маркетингу и т.д.

Для предпринимателя важно оценить, насколько тому или иному зарубежному рынку нужна его продукция, какие риски могут возникнуть. При этом у небольших компаний, конечно, гораздо меньше возможностей для выхода на внешние рынки, чем у крупных корпораций, которые, к примеру, могут запросто купить готовую зарубежную фирму или построить дистрибьюторскую сеть. Однако они вполне могут воспользоваться теми опциями, которые дает им государство. Главное — понимать, что продукция наших предприятий не хуже, чем у зарубежных конкурентов. В России сегодня уже достаточно много небольших инновационных предприятий с модернизированным производством, которые вполне способны успешно конкурировать с зарубежными коллегами.


Павел Самиев, генеральный директор аналитического агентства БизнесДром, Председатель комитета "ОПОРА РОССИИ" по финансовым рынкам.
04.03.2019| Банковское обозрение

Поддержать малый бизнес материально.
Как государство стимулирует МСП закупками и помогает ли это расти малому бизнесу?



Государство обещает через шесть лет малому и среднему бизнесу ежегодные 5 трлн рублей через тендеры и аукционы. Что дает эта система поддержки малому бизнесу и почему так сильна региональная дифференциация?

Самая простая мысль: чтобы кого-то поддержать материально и при этом не обидеть «подачкой», нужно у этого кого-то что-то купить. Идея ввести квоты на госзакупки у малых и средних предприятий, безусловно, — один из наиболее сильных шагов государства в плане поддержки МСП. Согласно статистике, приведенной Корпорацией МСП, суммы, которые малые компании получают по линии госзаказа сейчас, это небо и земля по сравнению с ситуацией трехлетней давности. Если в 2015 году объем соответствующих закупок в денежном выражении составлял 64 млрд рублей, то в 2017-м — почти 2,1 трлн, а целевой показатель 2018 года — 3 трлн рублей. Количество номенклатурных позиций за три последних года также увеличилось в десятки раз: с 8,4 тыс. до 360 тыс. К 2024 году ежегодный объем госзакупок у МСП должен выйти на уровень 5 трлн рублей. Такая задача была поставлена высшим руководством страны. «Вполне достижимый результат», — сказал в октябре на форуме «Малый бизнес — национальный проект!» президент РФ Владимир Путин.

Установленная на сегодняшний день квота по госзакупкам у МСП — 15%, а к 2020 году ее планируется повысить до 18%. Уже сейчас на малый и средний бизнес в среднем приходится более 40% закупок госкомпаний и бюджетных учреждений по ФЗ-44, ФЗ-223, а также ФЗ-185 (для отрасли ЖКХ и капремонта многоквартирных домов).

При этом условия для малых компаний постоянно совершенствуются. Так, в январе этого года были внесены изменения в ФЗ-223, определяющий нормы закупок для компаний с госучастием, унитарных предприятий и компаний-монополистов. Они предъявляют более строгие требования к заказчикам, обязывают их осуществлять закупки в электронной форме на тех площадках, которые уже работают по ФЗ-44 для государственных учреждений. В то же время сами закупочные процедуры будут упрощаться, а их количество сократится, о чем недавно сообщили представители Минфина РФ. Корпорация МСП, в свою очередь, в ближайшее время намерена инициировать законодательные изменения, которые обяжут госкомпании формировать долгосрочные планы закупок — минимум на три года. В таком случае малый бизнес получит дополнительные ориентиры — какое оборудование необходимо закупать, каких специалистов привлекать и так далее.

Конечно, без проблем не обходится. В прессе довольно часто появляется информация о том, что значительную часть закупок естественные монополии, например, делают у специально созданных для этого «дочек». Однако одна из главных проблем — задержка государственными компаниями оплаты, что приводит к возникновению очень болезненных для малого бизнеса кассовых разрывов. Поэтому Корпорация МСП, насколько известно, намерена требовать сокращения максимального срока оплаты по контрактам (напомню, сейчас по ФЗ-223 он составляет 30 дней), а также ужесточить административную ответственность за несвоевременные расчеты с малым бизнесом.

Дополнительно решить проблему с деньгами для малых и средних предприятий, работающих по госконтрактам, могут помочь специальные инструменты, в том числе различные виды гарантий для получения кредитов и займов. В частности, банковские гарантии по ФЗ-44 сегодня активно выдают Сбербанк, ВТБ, Россельхозбанк, Промсвязьбанк, «Ак Барс», банк «Держава» и другие. Свои независимые прямые гарантии предоставляет Корпорация МСП, позволяя пользоваться заемными ресурсами при недостаточности залога.

Кроме того, в России сегодня формируется национальная гарантийная система (НГС). Она трехуровневая: Корпорация МСП — МСП Банк — региональные гарантийные организации и фонды (РГО). Но во многом эта система строится именно на работе РГО.

Согласно отчетам Корпорации МСП, лучшие практики поддержки индивидуального и малого предпринимательства отмечены в Москве, Московской, Орловской, Смоленской областях, Республике Татарстан и Ставропольском крае. Так, в Орловской области за финансовую поддержку малых и средних предприятий отвечают Региональный гарантийный фонд и Фонд микрофинансирования. Первый предоставляет поручительства по кредитам и гарантиям в банках, второй выдает займы до 3 млн рублей по ставке от 4% годовых. В Фонде поддержки предпринимательства Республики Татарстан малые предприниматели могут получить льготный микрофинансовый заем от 100 тыс. до 3 млн рублей на срок от 3 до 36 месяцев по ставке не более 7,5%, а также субсидии, если они занимаются фермерством, животноводством, мелиорацией и пр. Также Региональный гарантийный фонд Республики Татарстан выдает МСП поручительства по кредитам на сумму до 30 млн рублей. Крупнейшим же в стране является Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы (Московский гарантийный фонд), на который приходится треть совокупной выдачи гарантий региональными фондами. При этом Московский фонд поддержки промышленности и предпринимательства выдает под его поручительства займы до 100 млн рублей под 2–5% годовых сроком до пяти лет.

В уже упомянутых отчетах Москва особо отмечена как единственный субъект, где сформирована единая система управления госзакупками, внедрен единый стандарт закупок, а также создан портал поставщиков — инструмент гарантированного доступа субъектов малого бизнеса к закупкам. Объемы финансовых гарантий при кредитовании субъектов МСП в столице в 2017 году увеличились к 2016-му втрое. Так, уже упомянутый Московский фонд поддержки промышленности и предпринимательства предоставляет займы микрофинансовым организациям, которые, в свою очередь, выдают микрозаймы субъектам МСП с московской пропиской, участвующим в конкурсах и аукционах по ФЗ-44 и ФЗ-223. Сумма, которую может получить МФО, соотносится со стоимостью ее активов, но не может быть больше 150 млн рублей. Заем предоставляется на 18 месяцев под 5% годовых при залоге имущественных прав.

Таким образом, условия у всех разные, но в случае с теми регионами, которые находятся в авангарде поддержки МСП, оптимальные. Госзаказ — это один из немногих инструментов, который позволяет предпринимателям составить бизнес-планы на более или менее длительный срок и быть уверенными в завтрашнем дне.


Павел Самиев, генеральный директор аналитического агентства БизнесДром, Председатель комитета "ОПОРА РОССИИ" по финансовым рынкам.
25.02.2019| finversia.ru

Павел Самиев: «Малому бизнесу нужно больше информации о господдержке»
В «ОПОРЕ РОССИИ» создан комитет по финансовым рынкам. О том, какие задачи ставятся перед комитетом и каковы основные проблемы у малого бизнеса, портал Finversia.ru беседовал с его председателем, Павлом Самиевым, генеральным директором аналитического агентства «БизнесДром».


- Павел, в этом году «ОПОРА РОССИИ» создала комитет по финансовым рынкам, который ты и возглавил. Почему возникла необходимость его появления?

- У «ОПОРЫ РОССИИ», как у объединения, которое защищает права предпринимателей и работает для того, чтобы малому бизнесу было легче жить. Одна из ключевых задач – это сделать финансовые услуги для малого бизнеса более доступными. Также необходимо снять те барьеры, ограничения и проблемы, которые есть в общении малого бизнеса с банками и другими финансовыми организациями. Есть несколько болевых точек, которыми и должен заняться комитет по финрынкам, который курирует Павел Сигал, первый вице-президент «ОПОРА РОССИИ». Разобраться, что с ними делать, предложить какие-то инициативы. В том числе, законодательного характера, работая во взаимодействии с Банком России и банковским сектором, а также другими финансовыми институтами (страховщиками, МФО, инвестиционными компаниями) и государственными институтами поддержки.

- Давай тогда подробнее про эти проблемы, болевые точки. И как, в принципе, устроена эта система взаимодействия, через которую малый бизнес может доносить свои пожелания до финансовых институтов и регулятора?

- Комитет может собирать от участников «ОПОРЫ РОССИИ» и непосредственно с рынка комментарии относительно существующих проблем. Далее эти темы выносятся на обсуждение руководства «ОПОРЫ РОССИИ», которое транслирует их Банку России или другим органам, которые занимаются регулированием финансовых рынков. Кстати, первая встреча с ЦБ уже прошла в середине февраля. Президент «ОПОРЫ РОССИИ» Александр Калинин представил главе ЦБ Эльвире Набиуллиной доклад о ключевых проблемах финансирования малого бизнеса. На мой взгляд, встреча была очень плодотворной: на ней были обозначены основные проблемы предпринимателей в части банковских и финансовых услуг. Обсуждались темы тарифов на эквайринг, блокировки счетов по 115-ФЗ, проблема залогового обеспечения при кредитовании, стоимость кредитов (в том числе, по льготным программам), гарантийная система. То есть то, что волнует предпринимателей.

- И Банк России вас услышал? Есть какое-то движение по обозначенным темам?

- По ряду тем мы видим это движение со стороны ЦБ. Например, тема тарифов за эквайринг является болезненной как для предпринимателей, так и для банков. Регулятор готовит большое исследование этого рынка через соответствующие запросы в банки. Со своей стороны, аналогичные запросы (по стоимости обслуживания), но уже в торговые предприятия, рассылает ФАС. На основании этого будет принято решение о том, стоит ли регулировать эту сферу, каким-то образом ограничивать тарифы. Необходимо добиться того, чтобы и у банков осталась какая-то маржа от этих операций, но и бизнес не нес чрезмерную нагрузку, иначе мы просто получим увеличение доли наличных платежей.

- Насколько, в действительности, является проблемой для бизнеса блокировка счетов по 115-ФЗ, формирование регулятором черных списков?

- Как раз для малого бизнеса эта тема крайне важна. Борьба, которую вел ЦБ (совместно с Росфинмониторингом и правоохранительными органами) по выявлению и пресечению операций по обналичиванию, отмыванию, транзиту, дали свой эффект. Нельзя не признать, что доля теневых операций в экономике снизилась. Но, к сожалению, критерии отнесения тех или иных операций к подозрительным с точки зрения 115-ФЗ не всегда позволяют исключить ошибку, в результате которой страдают предприятия, никогда не занимавшиеся противоправными операциями. Поэтому процедура выхода из черного списка должна быть проще и занимать меньше времени (и ЦБ это услышал и предпринял определенные меры), необходим пересмотр подходов к анализу банковских операций и, кроме того, очень важно снизить нагрузку на небольшие региональные банки, что также важно для малого бизнеса. Поясню – понятна задача проверки клиента, обслуживаемого в банке. Знать контрагентов этого клиента – тоже вписывается в эту логику. Но когда банк заставляют анализировать и контрагентов его контрагентов (уже третий уровень), это становится просто невозможным. Даже с точки зрения издержек на эти процедуры.

- Банкам проще отказаться от работы с таким клиентом.


- Совершенно верно. Для малого бизнеса это тоже ограничитель. ЦБ в этом вопросе нас услышал; будут предприняты меры по снижению этой нагрузки на банки.

- Помимо чисто рыночных историй по взаимодействию с финансовыми институтами, комитет будет работать и с госструктурами. Насколько я понимаю, имеются в виду различные фонды поддержки малого и среднего предпринимательства. Каким образом вы, как комитет, как «ОПОРЫ РОССИИ» в целом можете повлиять на их политику, на решения?


- Начну с того, что в конце прошлого года на съезде «ОПОРЫ РОССИИ» выступал президент России Владимир Путин, который отметил, что одна из задач – повышение доступности финансирования для малого бизнеса и увеличение его объемов. Но было подчеркнуто, что без инструментов господдержки (гарантийная система, льготное кредитование, другие формы финансирования) эта задача не может быть выполнена. Для «ОПОРЫ РОССИИ» это тоже ключевая зона приложения усилий. Ведь добиться низких ставок кредитования для малого бизнеса можно либо через предоставление финансовым институтам более дешевого целевого фондирования, либо через гарантийную систему уменьшив для них риски кредитования.

Нам необходимо определить вместе с государством и кураторами конкретных программ поддержки реально работающие критерии их эффективности. Потому что сейчас может возникать ситуация, при которой некоторые гарантийные фонды считают, что чем меньше они выдали гарантий, тем меньше приняли на себя рисков, и тем эффективнее работают.

- То есть получили финансирование и пытаются его просто сохранить?

- Да. Размещают средства на банковских депозитах, зарабатывая процентный доход. Но цель этих фондов совсем в другом. Необходимо, чтобы они работали на малый бизнес, активно выдавали поручительства, повышали финансовую грамотность предпринимателей, помогали им работать с банками, с МФО, с лизинговыми компаниями.

- Были бы менторами.

- Да, становились бы проводниками на финансовый рынок.

Это одна составляющая. А вторая – это другие программы господдержки. Необходима их синхронизация. Чтобы предприниматель мог увидеть все доступные варианты. Потому что сейчас опросы и «ОПОРЫ РОССИИ», и других структур показывают, что одна из ключевых проблем – что бизнес вообще ничего не знает о программах поддержки. Слышали, что что-то есть, но где найти конкретную информацию почти никто не знает. Одной из своих задач мы видим донесение этой информации до малого бизнеса. Например, заставить госструктуры, те же фонды, активнее коммуницировать с предпринимателями.

- Я заходил на сайты некоторых фондов поддержки малого бизнеса, изучал условия предоставления финансирования, критерии, которым должен соответствовать бизнес для этого. Не кажется тебе, что и здесь есть над чем работать, потому что на мой взгляд, во-многом, это просто запретительные бюрократические процедуры?

- Набор необходимых документов, сроки рассмотрения заявки, другие процедуры, конечно же, тоже являются ограничителем. Целиком отменить их нельзя, система оценки рисков необходима, но мне кажется, что можно было бы синхронизировать эту работу со стороны банков и фондов, чтобы исключить дублирующие процедуры. Здесь есть ряд нормативных требований, которые необходимо будет учесть, но это не является невозможным.

- Ты упоминал, что комитет будет работать не только с банками госструктурами, которые могут предоставлять финансирование малому бизнесу, но и с другими фининститутами. О чем речь?


- Мы понимаем, что для малого бизнеса, в его структуре потребностей, которые он может удовлетворить на финансовом рынке, гораздо большее место занимают сегменты, не так широко представленные, как банки. Это и МФО, и лизинг, и факторинг, и краудфандинг, и страховые компании.

- Опять всё крутится вокруг финансирования…

- Но мы же комитет по финансовым рынкам. Так вот. Лизинг, например, по своим масштабам сегодня, едва ли не сопоставим для малого бизнеса с банковским кредитованием. Для многих предприятий именно лизинг является базовым источником финансирования. По крайней мере, для приобретения основных средств. Факторинг – это быстро растущий рынок, который позволяет малому бизнесу привлекать финансирование на таких условиях и в таких объемах, на которые не пойдут банки (даже специализирующиеся на торговом финансировании).

Но, к сожалению, и здесь у предпринимателей отсутствуют нормальные коммуникации с этими сферами, рынками. Кроме того, в этих отраслях слабее проработаны программы господдержки. Между тем, при соответствующем расширении госпрограмм, лизинг и факторинг – мощные инструменты для развития малого бизнеса. Поэтому комитет будет рассматривать все эти темы. Мы ждем инициатив и от предпринимателей, и от банкиров, и от других участников финансового рынка.

Павел Самиев, генеральный директор аналитического агентства БизнесДром, Председатель комитета "ОПОРЫ РОССИИ" по финансовым рынкам.