Аналитическое агентство

+7 (495) 005 32 71
Главная | Банковский рынок | Кризиса плохих долгов не будет

Кризиса плохих долгов не будет

29.06.2020

Не «ужас-ужас»: почему не будет кризиса «плохих долгов» на банковском рынке.
Алармистские прогнозы о том, что осенью или зимой нас ожидает масштабный
банковский кризис, связанный с ростом «плохих долгов» не стоит рассматривать
всерьез. И вот почему.

Основное отличие нынешнего кризиса от тех, которые банки уже пережили (не все банки и не
все кризисы, конечно), в том, что по его итогам портфель «плохих» долгов в целом по системе
увеличится не столь кардинально, чтобы это стало нерешаемой проблемой для сектора.

Причина – в масштабной реструктуризации банками проблемных кредитов. Как по
собственным программам, так и в рамках объявленных властями кредитных каникул для
бизнеса и граждан. Кроме того, крупный бизнес практически не пострадал от пандемии, за
исключением, разве что, сектора строительства, но и его проблемы решаемы, в том числе за
счет запущенной государственной программы льготной ипотеки.

Если вспомнить кризис 2009-2010 или 2014-2015 годов, то пролонгации или реструктуризации
корпоративных кредитов увеличивались в разы, доходя до четверти всего кредитного
портфеля юрлиц, при том, что в «мирное» время они составляют не более 10%. Однако этот
скачок происходил лишь в сегменте крупных корпоратов, банки всеми силами старались не
допустить их выхода на просрочку, поэтому пролонгации могли тянуться годами.

Классический пример – «Трансаэро», кредиты которому пролонгировались даже тогда, когда
была очевидно, что компания – банкрот.
С малым же бизнесом обходились по формуле «умерла, так умерла»: банки практически
никогда (кроме единичных случаев) не предоставляли каникулы, не реструктуризировали
кредиты малым предприятиям. Пролонгации составляли не более 1% от портфеля. Поэтому,
как только начинался кризис, коллапс, малый бизнес немедленно выходил на просрочку.
Почему кредитный портфель в этом сегменте резко ухудшал своё качество.

Сейчас ситуация в корне отличается. Мы будем свидетелями рекордного количества
реструктуризаций и кредитных каникул для малого бизнеса, что вызвано официальной
позицией властей. И наблюдаем это уже сейчас: по данным Банка России, в период с 20 марта
по 3 июня банки реструктурировали кредитов малому и среднему бизнесу на общую сумму в
587 млрд руб. или 12% от всего портфеля таких кредитов. Впервые за всю историю рынка у
кредитного портфеля малого бизнеса будет такая существенная доля пролонгаций.

Что же касается крупного бизнеса, то он не пострадал так сильно, чтобы потерять
возможность обслуживать кредиты. У него нет таких кассовых разрывов и, соответственно,
невозможности обслуживать долги, как в малом бизнесе. Напротив, у корпоратов накоплен
достаточный запас ликвидности. Поэтому к настоящему моменту банки пролонгировали таких
кредитов лишь на 1,5 трлн рублей, что не дотягивает и до 5% от их кредитного портфеля.
Что же касается розницы, то ситуация с просрочкой здесь разнонаправленная. В целом под
реструктуризацию попало лишь 3% розничного кредитного портфеля или около 510 млрд
рублей. Но на отдельных сегментах необходимо остановиться подробнее.

Начну с ипотеки. Ситуация с просрочкой здесь выглядела долгое время очень хорошо даже с
учетом роста кредитного портфеля, который её постоянно «размывал». Но сейчас просрочка
может вырасти в относительном выражении сильнее, чем в других сегментах розничного
кредитования. Объясняется это пресловутым эффектом низкой базы. Если просрочка вырастет
даже с 1% до 2% — это уже рост в два раза, который выглядит весомо, но отнюдь не критично.
Да, в ближайшей перспективе рост просрочки будет сдерживать выдачи новых кредитов, но
никакого коллапса здесь я не жду.

Что касается потребительских кредитов, то – отдадим должное регулятору, «подстелившему
сломки» – охлаждение в этом сегменте, как и снижение доли просрочки, началось еще с
прошлого года. Банки вынужденно улучшили отбор заемщиков, что уже благотворно
сказалось на рынке. С одной стороны, банки будут в ближайшее время проявлять завидную
активность в сегменте потребительских кредитов и кредитных карт, но при этом снижать
требования к клиентам не смогут, равно как и продолжат закладывать в ставку повышенные
риски.

То есть кредитные ставки не будут падать, несмотря на снижение ключевой ставки.
Впрочем, нет правил без исключений. Определенные проблемы могут возникнуть в сегменте
автокредитования, которые, однако, повлияют лишь на банки-монолайнеры, сосредоточенные
исключительно на этом виде кредитования. По данным Банка России за апрель этого года
доля неоплаченных вовремя автокредитов увеличилась на 1,4 п.п. – до 9,4% портфеля (или
более 2,3 млрд рублей), что является максимум за последние три года.

Отмечу, что в статистику регулятора в данном случае входят ссуды, по которым допущена просрочка хотя
бы одного платежа. То есть велика вероятность продолжения их нормального обслуживания,
поскольку апрель стал первым полноценным месяцем самоизоляции. Заемщики пытались
сориентироваться в новой обстановке, появлялись различные слухи относительно
возможности временно не обслуживать кредиты, отсюда и рост просрочки. Другим фактором
стало то, что именно в ситуации с автокредитованием кредитные каникулы оказались
неработающим механизмом.

Дело в том, что максимальная сумма автокредита, при которой
заёмщик имеет право подать заявку на предоставление ему каникул составляет 600 тыс.
рублей. В то же время средний размер такого кредита превышает 730 тыс. рублей. Эльвира
Набиуллина озвучивала данные, согласно которым банки удовлетворяют не более четверти
всех обращений за каникулами по таким займам, а всего под реструктуризацию попало лишь
около 2,5% портфеля.

Гораздо сложнее ситуация с «младшими братьями» банков – микрофинансистами. В этом
сегменте как раз и можно ожидать очень сильного ухудшения качества портфелей, несмотря
на предполагаемый рост объемов новых выдач. МФО, по сравнению с банками, сильно
ограничены в возможностях пролонгирования кредитов. При этом их бизнес-модель можно
сравнить с велосипедом, который едет лишь до тех пор, пока крутишь педали.
Но, в конечном итоге, всё будет зависеть от того, как и с какой скоростью будут
восстанавливаться экономика и потребительский спрос.

Да, сейчас целый ряд кредитов могут считаться «плохими», однако реструктуризации не просто маскируют проблемы или
откладывают их «на потом», как заявляют некоторые эксперты, а позволяют компаниям и
гражданам пережить наиболее тяжелые времена, постепенно восстанавливая свою
платежеспособность.

Поэтому можно утверждать, что кризиса плохих долгов не будет. По крайней мере на
банковском рынке. Да, банки столкнутся с падением маржи, с отложенными убытками
будущих периодов, но с ними сектор успешно справится.


Автор: Павел Самиев, генеральный директор аналитического агентства «БизнесДром», председатель Комитета «ОПОРЫ РОССИИ» по финансовым рынкам
Источник: Ведомости


Разблокировать счет
close slider

Разблокировать счет




Оферта на оказание услуг