Аналитическое агентство

+7 (495) 005 32 71
Главная | Банковский рынок | Российские банки: «уставшие акционеры» и растущий госсектор

Российские банки: «уставшие акционеры» и растущий госсектор

28.03.2018

Докапитализация по-прежнему необходима банковскому рынку; даже при условии низких темпов роста, близких к стагнации, масштабы необходимых от акционеров или новых инвесторов вливаний можно оценить в диапазоне 2-2,5 трлн рублей, а если рынок начнет показывать чуть более активную динамику роста, то еще больше. Главная проблема не в том, что таких ресурсов нет у акционеров и инвесторов, а в том, что мотивация докапитализировать банки и инвестиционная привлекательность рынка едва и не минимальные за всю историю.

То, что российским банкам по-прежнему требуется дорезервирование по проблемным активам и докапитализация, вряд ли кто-то будет оспаривать. Однако оценки относительно объемов докапитализации, особенно в разрезе групп банков, очень разнятся. Докапитализация требуется по разным причинам: регулятивный фактор, рост проблемных активов (либо сохранение старых проблем в портфеле, «тяжелого бремени» прошлых кризисов, которые так и не были правильно отрезервированы), необходимый запас капитала под рост нового портфеля. Российские банки нуждаются в докапитализации, прежде всего, из-за большой доли стрессовых активов, которые до сих пор не имеют адекватно консервативной оценки. Проблема характерна в большей степени для корпоративных банков, особенно с узкой полукэптивной клиентской базой; но и ряд розничных и универсальных банков, в том числе региональных также должны получить вливания в капитал не только для роста, но и для выживания.
Существует много индикаторов проблемных активов; уровень просрочки – самый очевидный, но и наименее адекватный. В соответствии с РСБУ уровень просроченной задолженности в корпоративном портфеле российских банков уже несколько лет стабилен, порядка 7%. Просроченная задолженность по ссудам МСП вырос с 7,1% в 2013 до более чем 15% в конце 2017, побив рекордный уровень даже кризиса 2008-2010 гг. В рознице колебания еще сильнее, самый низкий показатель ожидаемо у ипотечных кредитов (уже несколько лет в районе 2%), в сегментах потребкредитования стабильно выше 10%. Однако чуть более корректным было бы оценивать долю проблемных активов с учетом не только фактически просроченной задолженности, но по доле 4 и 5 категорий качества в портфелях; кроме того на балансах банков велика и доля непрофильных активов (более 2 трлн рублей в настоящее время), часть из которых представляет неликвид, зачастую – вложения в связанные с акционерами банков предприятия или паи ЗПИФов. Разумеется, это тоже требует адекватного покрытия капиталом. И сейчас ряд банков, даже среди крупных, имеет уровень иммобилизации капитала более 50%, в среднем он не снижается.
Разные отрасли дают очень разную картину по качеству портфеля. Строительный сектор, например, показал за два года буквально взлет уровня просрочки с 11 до 23%, а доля проблемных кредитов в этом сегменте приближается к 40%, по оценкам НРА; с другой стороны сельское хозяйство, которое всегда было одним из антилидеров по просрочке и числу проблемных заемщиков, демонстрирует удивительную стабильность: просрочка колеблется в районе 10-12%, доля реструктуризаций также стабильна. Нефтегазовый сектор, добыча полезных ископаемых, энергетика – лидеры по минимальной доле проблемной задолженности, в несколько раз ниже среднерыночной (2-4%).
Но конечно более правильна оценка с учетом вынужденных пролонгаций и реструктуризаций, а также кредитов, которые могут классифицироваться в третью группу, но при этом реально представляют не очень качественный портфель. Общая сумма «стрессовых» и проблемных активов вдвое выше просрочки и составляет порядка 14-16%, причем это относительно оптимистичная оценка. В случае ухудшения внешней конъюнктуры может быть и быстрый рост этой доли. В частности, при изменении курса доллара более, чем на 20% за месяц, платежная дисциплина валютных заемщиков может существенно ухудшится – и как показывает опыт, просрочка за короткий период может подскочить в разы. Хорошие в текущих условиях кредиты могут стать плохими при изменении нескольких макропараметров.
Формально же нормативы достаточности выполняются с запасом у большинства банков. По нашим оценкам, в топ-100 банков запас по абсорбированию убытков составляет около 4,5% совокупного кредитного портфеля (иначе говоря резкое обесценение такой доли кредитного портфеля может привести к нарушению нормативов достаточности). В принципе это приемлемый запас, по мировым меркам точно. Но это только формально; реальная оценка качества активов, как уже сказано выше, дает как минимум удвоение рисковой нагрузки на капитал, то есть в на самом деле эти 4,5% в значительной степени «съедены», запаса капитала реально нет.
За 2017 год остаток резервов под возможные потери по ссудам увеличился на 27%; в январе этого года уровень резервов вырос еще на 2,1% до 7,1 трлн руб, тенденция продолжается, и уровень резервов растет быстрее чем любые другие индикаторы отрасли: чем рост кредитного портфеля, как в целом, так и по сегментам, чем рост депозитов, наконец, чем рост капитала. Это давление и на финансовый результат и на капитал: оценка качества ссудного портфеля постепенно ужесточается, по всей видимости, даже формально запас абсорбирования убытков по портфелю снизится за ближайшие полгода такими темпами до 3-3,5%.
Также надо отметить и влияние и внедрения МСФО 9 на достаточность капитала, что еще добавляет необходимость повышения капитала. Но этот эффект незначительный, не более 1 п.п., а для крупнейших банков до 0,5 п.п.
Конечно есть и внутренние источники роста капитала: прибыль сектора. Внешне ситуация с прибыльностью выглядит неплохо. Прибыль сектора в 2017 году оказалась конечно меньше, чем в 2016, но правда это в значительной степени эффект больших убытков трех банков, попавших на санацию (несколько сотен миллиардов рублей убытков). Всего прибыль банков по итогам года составила 790 млрд руб (против 930 млрд годом ранее).
Чистая процентная маржа немного снизилась (с 4,5% в 2016 до 4,4% в 2017 году), но почти незаметно, что даже удивительно с учетом того, что кредитные ставки падали с опережением по сравнению со стоимостью фондирования. Более того, банки сами прогнозировали более жесткое сжатие процентной маржи, и готовились к худшему, но пока уровень ЧПМ у российских банков один из самых высоких среди стран похожего уровня развития, и выше чем почти во всех странах Европы.
Однако, если мы вычтем из прибыли и показателей рентабельности цифры Сбербанка (674 млрд руб) и ВТБ (104 млрд руб), то картина меняется резко: прибыль сектора вдвое меньше, чистая процентная маржа едва достигает 3,5%, причем снижается гораздо быстрее, чем с учетом Сбербанка. Отрицательный финансовый результат в сумме 722 млрд руб (!) показали 140 банков. Прибыль сектора еще более концентрирована, чем другие параметры; банки с госучастием имеют порядка 69% от совокупных активов и 68% кредитного портфеля сектора, но более 70% прибыли.. В результате прибыль конечно же является значимым источником докапитализации, но не точно не может полностью обеспечить ее.
В текущем году ЦБ, по оценкам S&P, может направить на докапитализацию санируемых банков до 1 трлн рублей; скорее всего, я думаю, сумма окажется меньше. Однако масштаб все равно будет огромным; частный банковский сектор должен, по идее, направить на докапитализацию не менее 1 трлн, при том что прибыль его (без учета госбанков) вряд ли превысит треть от этой суммы.
Главное опасение вызывает низкая мотивация банкиров и отсутствие интереса инвесторов. Иностранных инвесторов уже никто и не рассматривает в качестве источника; доля банков с участием нерезидентов в капитале за 10 последних лет упала вдвое и сейчас лишь чуть более 3% от совокупных активов банковского сектора; число иностранных банков в топ-30 сократилось до четырех. Когда-то российские банки и регулятор всерьез опасались, что крупные мировые финансовые холдинги и банки «захватят» российский рынок. Вводились квоты и ограничения. Теперь опасаться скорее надо еще большего сворачивания иностранных банков в России, что конечно не позитивно скажется на качестве конкуренции.
Российские инвесторы видят банковский рынок как нестабильный, слаборентабельный, имеющий множество внутренних, в том числе скрытых угроз. Множество текущих акционеров банков думают не о том, как докапитализировать, а скорее как найти удачный вариант продаться. Синдром «уставших банкиров», о котором в прошлом году заговорил и регулятор будет сдерживать докапитализацию рынку. Государство, в том числе в лице Фонда консолидации банковского рынка, разумеется, будет докапитализировать свои банки. Частные акционеры драматически в меньших масштабах. В результате сектор будет иметь высокий уровень рисков, как и сейчас, недостаточно покрытый капиталом, а госсектор будет расти и дальше и вполне может достигнуть ¾ рынка.

Автор: Павел Самиев управляющий директор НРА, генеральный директор «БизнесДром»

Разблокировать счет
close slider

Разблокировать счет




Оферта на оказание услуг